Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Развитие личности в детстве и старости в системе
философско-психологического и биолого-кибернетического
мировоззрения Н.М. Амосова

Рыбалка В.В. (Киев, Украина)

 

 

Рыбалка Валентин Васильевич

Рыбалка Валентин Васильевич

–  доктор психологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник отдела психологии труда; Институт педагогического образования и образования взрослых Национальной академии педагогических наук Украины, ул. М. Берлинского, 9, Киев, 04060, Украина.
Тел.: +380 (44) 440-62-86.

E-mail: rybalkavv_ps@mail.ru

 

Аннотация. В статье излагается теория личности в системе философско-психологического и биолого-кибернетического мировоззрения известного кардиохирурга, академика Н.М. Амосова, включающая его общий взгляд на истину, мир, жизнь, ум, человека, общество и словесное определение личности, общую структурно-функциональную ее модель, экспертную оценку конкретных свойств современной личности, представления о формировании личности, стратегических и тактических приемах ее воспитания у ребенка, типология личностей, о счастье и здоровье личности ребенка с точки зрения кардиохирурга-гуманиста, данные о последнем эксперименте выдающейся личности по преодолению старости.

Ключевые слова: теория личности; Н.М. Амосов; структурно-функциональная модель личности; экспертная оценка свойств личности; формирование личности; типология личностей; личность ребенка; старость.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Герой Социалистического Труда
доктор медицинских наук
профессор Н.М. Амосов

Николай Михайлович Амосов (6 декабря 1913 г. — 12 декабря 2002 г.) — доктор медицинских наук, профессор, академик, всемирно известный кардиохирург — родился в России, в «северном селе вблизи Череповца», в семье солдата первой мировой войны и акушерки. В 1932 закончил Череповецкий механический техникум, после чего работал начальником смены на электростанции лесопильного завода в Архангельске. В 1934 поступил в Московский заочный индустриальный институт, а в 1940 — получил диплом инженера с отличием, выполнив дипломный проект большого аэроплана с паровой турбиной» [11, с. 5].

Параллельно, в 1935—1939 гг, учился в Архангельском медицинском институте, который также закончил с отличием, поступил в аспирантуру. В Архангельске познакомился с профессором физики В.Е. Лашкаревым, который открыл для него мир парапсихологии.

Работал хирургом-ординатором в городской больнице Череповца. 24 июня 1941 г., с самого начала Великой Отечественной войны, был назначен ведущим хирургом полевого передвижного (на конной тяге) госпиталя ППШ 22-66, в котором «прослужил всю войну с Германией и Японией». Через госпиталь прошло за годы войны более 40 000 раненых, из которых 700 умерло. На войне продолжал заниматься научной работой. Написал две диссертации.

С 1947 г. работал главным хирургом Брянской области и заведующим хирургического отделения областной больницы. В 1948 г. защитил кандидатскую диссертацию в Горьком. В 1952 г. переехал в Киев, где в 1953 г. защитил докторскую диссертацию «Резекция легких при туберкулезе». В 1955 г. начал делать операции на сердце.

С 1958 г. занимается проблемами кибернетики, сначала в лаборатории при клинике, а затем в отделе биокибернетики Института кибернетики АН Украины. С 1965 г. систематически оперирует сердце с использованием аппарата искусственного кровообращения. В 1962 г. избран членом-корреспондентом АМН СССР, а в 1969 г. — действительным членом АН УССР. 16 лет был депутатом Верховного Совета СССР. В 1977 г. получил звание Героя Социалистического Труда.

В 1983 г. клиника отделилась от Института туберкулеза и по инициативе Н.М. Амосова была преобразована в Институт сердечно-сосудистой хирургии, директором которого был назначен Н.М. Амосов. В 1988 г. ученый оставил пост директора института, но продолжал делать операции на сердце до 80 лет. За профессиональную жизнь прооперировал более четырех тысяч сердечных больных. Впоследствии начал собственный эксперимент по преодолению старости.

Неоднократно бывал за рубежом — в Румынии, Чехословакии, Германии и т.д. В 1962 г. осуществил турне по клиникам США. Из поездок привозил новые идеи и «чемоданы с книгами» — по медицине, кибернетике, психологии и тому подобное, по которым украинские ученые следили за развитием мировой науки.

Н.М. Амосов выразил в «Автобиографии» свое кредо: «В личной жизни я пытался быть честным и хорошо относился к людям. Они мне платили тем же.

Если бы можно было начать жить опять — я избрал бы то же: хирургию и в дополнение — рассуждение над «вечными вопросами» философии: истина, ум, человек, общество, будущее человека» [Там же. С. 6–14].

Среди многочисленных научных, популярных и художественных произведений Н.М. Амосова немало трудов посвящено личности, такие как: «Моделирование мышления и психики» (1965), «Природа человека» (1983), «Ум, человек, общество, будущее» (1994), Энциклопедия Амосова. «Алгоритмы здоровья. Человек и общество» (2002) и др. Под воздействием его трудов многие молодые люди пришли в кибернетику, биологию, психологию.

Настоящая статья представляет собой фрагмент развернутого исследования по теории личности Н.М. Амосова (см. Теория личности в системе философско-психологического и биолого-кибернетического мировоззрения Н.М. Амосова в книге Рыбалка В.В. Теории личности в отечественной философии, психологии и педагогике: пособие. — Житомир: Издательство Житомирского государственного университета им. И. Франко, 2015. — С. 271–289).

 

Руки хирурга

Н.М. Амосову

Руки бывают разными —
Хрупкими и железными
Белыми и даже черными
Холеными и уставшими
Полными ласки, добра
Нежными руки бывают
Ибо сердце держат они
И сердце живет, не умирает.

В.А. Моляко

 

 


Фото Н.М. Амосова в разные периоды жизни

 

Счастье и здоровье личности ребенка с точки зрения
кардиохирурга-гуманиста

Н.М. Амосов как хирург сделал тысячи операций, сохранил здоровье и жизнь больным людям и при этом сотни раз пережил смерть тех, кому не удалось помочь — поэтому он остро чувствует проблемы жизни, здоровья и счастья человека. Он своеобразно понимает феномен счастья человека, связывая его с душевным комфортом, признавая его как определенное соотношение между «притязаниями и реальными платами со стороны общества, получаемыми в ответ на деятельность. Или иначе — как оценивает общество деятельность и соотношение этих полученных оценок с теми, которых человек добивается, которые считает справедливыми? Как правило, платы всегда ниже притязаний, потому что, раз они систематически удовлетворяются, наступает адаптация и притязания растут» [11, с. 150].

На взгляд ученого, такой же механизм имеет счастье ребенка, которое определяется соотношением его притязаний и реальных плат, то есть того, что он получает за свои поступки от взрослых — похвалу, ласку, наказание, игрушки, конфеты, приятные прогулки и т.п. «Следует организовать его быт, общение и воспитание таким образом, чтобы поддерживать благоприятное соотношение плат и притязаний, тогда станет удовлетворительным УДК» — уровень душевного комфорта. «Если платить очень мало, то притязания уменьшаются — привыкнет — но равновесие будет на низком УДК. В этом и весь секрет: поддерживать правильное соотношение плат и притязаний, такое, чтобы платы оставались стимулом деятельности, но чтобы домогательства не росли излишне. Периодически должна быть радость — пики вверх и некоторые неприятности — пики вниз, тогда адаптации не будет и ощущение удовольствия от жизни сохранится. Вот какая кибернетическая эквилибристика требуется от воспитателя!» [Там же. С. 150–151].

Поэтому, как подчеркивает Н.М. Амосов, одной из главных целей воспитания является привитие, внушение правильных притязаний, то есть того, на что ребенок может реально надеяться, и того, что он желает. Очень важной является тренировка у ребенка потребности в успешном действии и «рефлексе цели», ведь потребность в деятельности оплачивается «успехом» — достижением цели.

«Для любого творческого человека — даже если он обычный мастер — удовольствие от дела и хорошо сделанной работы составляет значительную часть счастья» [Там же. С. 151].

Очень важными для достижения счастья являются, по мнению Н.М. Амосова, похвалы, одобрения от авторитетного человека. Он поддерживает в этом Б.П. Никитина, который утверждал: «На похвалах дети растут как на дрожжах! Но при этом имеет значение дозирование похвал, их соответствие, справедливость, своевременность, адекватное соотношение с наказанием. То же самое касается подарков, которые должны быть не избыточными, взаимными, более «информационными» и «функциональными» (как инструменты для творчества, игры, спорта), чем «материальными», «престижными», «финансовыми» и т.п.

На пути к счастью ребенка стоит учитывать его потребности в лидерстве, престиже, соревновании как самых сильных стимулов деятельности. Обычной платой в коллективной деятельности является признание другими своей важности, для некоторых — своего лидерства. Наибольший вред душевному комфорту причиняет ощущение «последнего в группе» — такой человек не может быть счастливым. То же касается и избыточного увлечения лидерством, которое приводит к пороку властолюбия, тщеславия, самолюбия, на что следует обращать внимание родителям и педагогам. Последние должны использовать адекватную систему одобрения и наказания, стимулов и тормозов, разрешений и запрещений, свобод и дисциплин, прав и обязанностей, «Да» и «Нет» и т.п. «Родители должны пытаться понять, чего в пределах разумного они могут ожидать от своих детей, учитывая основные черты личности и возраст ребенка. Требовать то, что можно выполнить, обнаруживая, когда нужно, надлежащую строгость. Наверно, самое главное для себя помнить, что ты всегда исполняешь роль того идеала, который должен навеять и привить» [Там же. С. 153]. И, обычно, счастье родителей заключается в счастье ребенка и наоборот!

Как врач, Н.М. Амосов не мог не задать ключевого для себя вопроса: «Что важнее — здоровье или счастье?». Ответ на этот вопрос почти очевиден. Врач-гуманист отвечает на него таким образом: «Счастье и здоровье тесно связаны. Без здоровья нет счастья, но не наоборот. К здоровью адаптируются и перестают чувствовать его как благо.

Вообще, зачем доказывать — здоровье необходимо. Это базис счастья. Без него не будет успеха в работе, в семье, даже в творчестве. Все будет плохо.

Добыть здоровье проще, чем счастье. Природа милостива: она запрограммировала организм с большим запасом прочности, и нужно много стараний, чтобы этот запас свести к нулю.

Каждый человек может быть здоровым собственными усилиями. Ну, а счастье в одиночку построить невозможно — слишком большая зависимость от людей» [Там же. С. 154]. Н.М. Амосов пытается своими трудами, выступлениями, собственным примером убедить людей, что здоровья можно достичь целеустремленными усилиями самого человека. Однако, для этого следует лучше осознать, что действительно существует проблема ухудшения здоровья детей, которая нуждается в настоятельном и пристальном внимании всех людей.

Прежде всего, следует знать сущность здоровья. И Н.М. Амосов предлагает свои рассуждения по этой проблеме. «Что это такое — здоровье? Состояние организма, когда нет болезни? Интервал времени между болезнями? Чисто качественное понятие границ «нормы»: нормальная температура, нормальное количество эритроцитов, нормальное кровяное давление, нормальная кислотность желудочного сока, нормальная кардиограмма?

Нет, определение здоровья только как комплекса нормальных показателей явно недостаточно. Научный подход к понятию здоровья должен быть количественным. «Количество здоровья» — вот что нужно.

Количество здоровья можно определить как систему «резервных мощностей» основных функциональных систем. В свою очередь, эти резервные мощности следует выразить через «коэффициент резерва», как максимальное количество функции, которая сопоставима с ее нормальным уровнем покоя» [Там же. С. 241]. Понятно, как признает Н.М. Амосов, что кроме этих объективно измеряемых проявлений здоровья или болезни, есть еще субъективное самочувствие — здоровый или больной человек.

Выдающийся врач дает также свое понимание болезни: «Болезнь организма — это нарушение взаимодействия функций органов, которые сами изменяются во времени, поскольку болезни свойствена динамика, нестабильность.

Болезнь связана с тяжелыми физическими ощущениями или со страхом перед болями и смертью. Здоровье само по себе вспоминается человеком как счастье только тогда, когда его уже нет.

Измерять здоровье и болезнь тяжело, границы между ними провести невозможно.

При одинаковых раздражителях слабый меньше натренирован и легче заболевает, чем сильный» [Там же. С. 245–246].

Н.М. Амосов констатирует, что «все функции в живом организме определяются генами и реализуются химическими процессами ферментативной природы. Количество функции связано с количеством белков ферментов, что, в свою очередь, определяется тренировкой, напряжением в предыдущее время, когда наработка нового белка превышала его распад. Универсальный закон тренировки имеет прямое отношение к здоровью и его количеству. Этот закон — для всех возрастов, а для детского — особенно важный. Дело в том, что у молодого организма наивысшая скорость процессов синтеза, и потому молодые наиболее способны к тренировке функций. Здоровье людей в их руках и добывается только собственными усилиями — «режимом ограничений и нагрузок» [Там же. С. 154–155].

К сожалению, как утверждает врач, после рождения ребенка этот закон искусственно нарушается, что приводит к росту заболеваемости молодых поколений.

К основным факторам нарушения «основного закона здоровья» ученый относит целый ряд негативных проявлений. Это, прежде всего, снижение иммунитета детей в результате детренировки их функций, избыточной «внешней регуляции» и оберегании ребенка и его окружения, ограничение движений, перегрев, однообразие питания с доминированием сладостей и хорошо переработанной еды с минимумом овощей и фруктов, увлечения лекарствами и т.п.

По убеждению врача, следует разорвать порочный круг: «избыточное начальное щажение — ослабление защитных сил — болезнь — страхи — еще большее щажение. И так далее.

Если к этому добавить все еще плохую постановку занятий физкультурой во многих школах, то прекрасные прогнозы на здоровье достаточно сомнительны.

Мало упражнений в детстве не только вредит здоровью, но и тормозит психическое развитие. Движение — это первичный стимул для ума" [Там же. С. 156].

Н.М. Амосов предлагает свою систему здоровья, которая состоит из ряда элементов, таких как физические нагрузки и тренировки органов движения, физическая культура, закалка, правильное питание, система напряжения, психические факторы — эмоции, перенапряжения, страхи, достаточный уровень душевного комфорта, сон и т.п. Рассмотрим их подробнее.

Тренировка органов движения, суставов, связок, нервного аппарата, рефлексов достигается через физическое воспитание, упражнения, игры. Как образец, ученый приводит систему известного педагога Б.П. Никитина, которую Н.М. Амосов наблюдал непосредственно в действии, находясь в подмосковном Болшево. Для нее свойствено раннее привлечение детей к многообразным движениям, сначала в двигательных содействиях с родителями, потом в упражнениях на простых спортивных снарядах. Основой этой системы является «смелость, доверие к силам и естественной осторожности ребенка, взаимодействие детей разного возраста, игры, соревнования, ну и, конечно, мудрое руководство отца. Помогает закаленность детей к холоду, легкая одежда» [Там же. С. 156].

Ученый предлагает и свои рекомендации по оптимизации двигательного режима детей — от активизации первых движений младенца уже в первые полгода жизни до желаемой ежедневной утренней гимнастики вместе с родителями и т.п.

Физическая культура — это прежде всего тренировка всего организма с целью повышения «резервных мощностей» всех «рабочих» и «управляющих» органов. При этом работа мышц приводит к повышенной доставке кислорода и глюкозы из крови к сердцу, легким, печени. В то же время, физическая культура требует определенного психического напряжения, то есть физиологического стресса, необходимого для придания стойкости «регуляторам» нервной и эндокринной системы. «Общий тренировочный эффект физкультуры пропорционален интенсивности и длительности нагрузки. Мера интенсивности — в учащении пульса и дыхания, в потовыделении, когда появляется тепло. Без этого упражнения почти бесполезны. Как минимум, нужен один час добрых нагрузок для учащения пульса до 150–170 ударов в минуту, когда требуется остановка, чтобы отдышаться». Последние нормы рассчитаны, как правило, для молодых и взрослых здоровых людей [Там же. С. 157].

Закалка, как важнейший элемент здоровья, базируется на таких принципах, как осторожность, постепенность, систематичность. Конкретные советы приведены в известных пособиях для закалки детей. Наиболее смелых Н.М. Амосов опять отсылает к опыту семьи Б.П. и Е.А. Никитиных, в которой закалка начинается сразу же после рождения ребенка и включает в себя воздушные ванны и холодную воду, хождение босиком целый год, снятие лишней одежды, избегание «мокрого холода». К этому же следует прибавить раннее плавание, прогулки и походы на природу и т.п. [Там же. С. 157–158].

Правильное питание является исключительно важным, ведь ребенок живет и растет за счет еды. Потребность в еде регулируется аппетитом, при этом нужен правильно сбалансированный аппетит. Однако, этот регулятор не у всех установлен правильно. Не следует преувеличивать значение природы, поскольку она рассчитана на дикого человека, жившего в условиях постоянного недостатка еды. В этих условиях аппетит обеспечивал переедание для накопления ресурсов организма на случай нехватки еды. Сейчас условия изменились к лучшему и целесообразны известные правила и нормы питания.

Н.М. Амосов обращает внимание на овощи и фрукты в сыром и обработанном виде, поскольку убежден в их незаменимости, ссылаясь на рекомендации Б. Спока. Ученый добавляет, в частности, что при изменении диеты происходит тренировка желудочно-кишечной системы, которая требует «постепенности, постепенности и постепенности». Он является сторонником определенного режима питания, поскольку последний приучает к порядку, организованности, дисциплине. Вес и рост ребенка следует контролировать не меньше двух раз в год [Там же. С. 158–159].

Система напряжения, по Н.М. Амосову — это «не строго очерченная физиологичная система, объединяющая подкорковые нервные центры — ретикулярную формацию и гипоталамус с гипофизом, центры симпатикуса и связанный с ними надпочичник. Все вместе они обеспечивают психическое напряжение, то есть общий уровень активности мозга, что отвечает трудности разрешаемых разумом заданий. Эта система включается от чувств и эмоций, но потом сама себя поддерживает за счет обратных связей через гормоны, которые циркулируют в крови. Поэтому любое психическое напряжение снижается лишь постепенно. Приятные и неприятные чувства и эмоции налагают отпечаток на субъективные ощущения, но любое сильное напряжение сопровождается сдвигом во многих физиологических телесных функциях, вплоть до патологического стресса» [Там же. С. 259–160].

Н.М. Амосов указывает на то, что психическое напряжение зависит от приятных и неприятных эмоций, от интеллекта, от типа темперамента, типа характера (пессимисты и оптимисты) и т.п. Он отмечает также явление «неотработанных движениями эмоций», которые особенно неприятны и затягивают действие напряжений, отражающихся в подсознании и в словесных моделях, в сновидениях и даже в «телесных» заболеваниях [Там же. С. 160].

Эмоции детей имеют определенную специфику — в них преобладают процессы возбуждения над процессами торможения. Поэтому их психика неустойчива. Система напряжения формируется медленно, степень напряжения мала. В связи с этим, существует опасность перетренировки системы напряжения и возникновения определенных детских заболеваний — нарушения кишечного тракта (хронические запоры), насморк и простуда с осложнениями на уши, головные боли, повышенная температура, переутомление, блевание и т.п., в возрасте с 2,5 до 10—11 лет. В системе напряжения, в эмоциональной сфере «телесное» здоровье смыкается с психикой, поэтому данная система и сфера нуждается в более строгом контроле, чем питание. Ведь «мозг ребенка не рассчитан на такие нагрузки, которые дает ей современная среда» [Там же].

Главным источником перенапряжения Н.М. Амосов считает неприятные события, которые надолго оставляют след. Однако и радостные эмоции тоже могут мешать детям, поэтому следует оберегать их и от неприятностей, и от избыточных радостей [Там же. С. 160–161].

Особенного внимания взрослых заслуживают детские страхи, которые исчезают бесследно, если к ним правильно относиться. В противном случае могут развиться неврозы. Врач дает ряд ценных советов, как вести себя в этих случаях. «Прежде всего, не бояться — страхи проходят с возрастом. Не суетиться, не подавать вида, что обеспокоены. Не стыдить ребенка перед другими. Не принуждать «преодолеть» страх, пока не пройдет его острота. Нужно уважать страхи ребенка, относиться к его жалобам серьезно. Позволить ему некоторое время избегать пугающих объектов и ситуаций, а затем помочь постепенно справиться с ними. Поискать, нет ли причин, которые лишают ребенка душевного комфорта и повышают раздражительность, и устранить их. Изменить обстоятельства. Не спешить применять психотропные лекарства. Очень важно наладить сон и уменьшить психологические нагрузки, например, обязательные или престижные занятия» [Там же].

Н.М. Амосов считает проблему сна достаточно сложной, особенно в семьях, где на ребенке сосредоточено все внимание. Но для мозга сон очень необходим, поэтому следует прилагать все усилия для того, чтобы ребенок имел достаточно длительный для каждого возраста сон. Но сокращать сон ни в коем случае нельзя, поскольку он является показателем физического здоровья и психического равновесия ребенка. У детей до пяти лет важным является и дневной сон.

Следовательно, как подытоживает Н.М. Амосов, «здоровье ребенка состоит из четырех основных компонентов образа жизни: физических нагрузок, закалки, питания и психического комфорта, включая сон. Каждый компонент «режима здоровья» действует самостоятельно и в то же время усиливает действие других. Так, например, физические нагрузки являются в то же время физиологическим стрессом, тренирующим систему напряжения без ее перегрузок. Пребывание на холоде действует в том же направлении и дополнительно упражняют сердечно-сосудистую систему» [Там же]. Все это обеспечивает здоровье ребенка как основу его счастья.

 


Обложки некоторых научно-публицистических работ Н.М. Амосова
(подробный список работ см. в конце статьи)

 

Попытка преодоления старости: последний эксперимент
выдающейся личности

Осенью 1992 года, на исходе 80 лет жизни, Н.М. Амосов перестал оперировать, еще раньше отказался от директорства в Институте сердечно-сосудистой хирургии и сосредоточился на философии, социологии, психологии. Однако, не изменился суточный режим ученого: 30 минут гимнастики — 1000 движений, 2,5 км бега трусцой, ограничение в еде. Ему «всегда казалось, что этого достаточно для поддержки здоровья на целую вечность» [Там же. С. 214]. Однако «через полгода, весной 1993-го, я почувствовал, что меня догоняет старость. Уменьшились силы, «заржавели» суставы, погрузнело тело, стало качать при хождении. Я не испугался, но взгрустнул.

Попробовал экспериментировать с гормонами — принимал 20 мг преднизолона в день. Вроде бы прибыла жизнь: тело опять стало легким, суставы более подвижными. Но нельзя принимать гормоны долго, пришлось снизить дозу до 3 мг. Эффект исчез. В октябре 1993 года мне заменили кардиостимулятор. Результат почувствовал сразу: бегать стало легче. Но и только. Старость не исчезла. Явно обозначился конец жизни, и захотелось определить, сколько осталось жизни и какой.

Прежде всего, я обратился к статистике. Средняя продолжительность последующей жизни у нас для 70-летнего составляет 10 лет, для 80-летнего — 6 и для 90-летнего — 2,5 года. Даже столетний человек может еще прожить близко полгода.

Еще цифры: из 100 людей, которые пережили границу 80 лет (как я), до 90 доживает 10, а из сотни 90-летних к 100-летнему возрасту добираются шестеро. По переписи 1970 года, в СССР людей старше 90 лет насчитывалось 300 тысяч, а старше 100 лет — только 19 тысяч.

Было интересно посмотреть на «свою компанию» — членов академий. Оказалось, что 86 людей живут 80 и больше лет, 40 дожили до 85 лет и только 8 переступили 90-летний рубеж. Более старых не оказалось. Таким образом, продолжительность жизни академиков отвечает среднестатистическим пропорциям. Это значит, что в среднем, после 80 я могу прожить около семи лет.

Да и какая эта жизнь. Насмотрелся я на академиков за свои 30 лет академического стажа. До 80 они доживают хорошо, теряя, правда, значительную часть физического здоровья, но сохраняя интеллект. В следующие пять лет здоровье сильно ухудшается, хотя инерция разума еще держится. Дальше происходит откровенное одряхление.

Обратите внимание, как двигаются люди разного возраста. Маленькие дети летят подпрыгивая, как в невесомости, а старые едва отдирают подошвы от земли, как бы несут большую тяжесть. К сожалению! Отягощение я заметил на себе.

И вот, когда пышно отпраздновали мой юбилей, картина будущего доживания возникла передо мной во всей красе. Жить осталось 5—7 лет, с болезнями, немощью, и, не дай боже, еще с тем, что обеднел умом. Нет! Не согласен!

Так начались рассуждения о старости и поиски подходов к ее преодолению» [Там же. С. 214–215].

В своих размышлениях Н.М. Амосов рассмотрел несколько гипотез о механизмах старения, осознавая, что они не претендуют на полноту, а некоторые уже устарели. Перечислим их [Там же. С. 215].

1. По одной из гипотез, в основу понимания старения положена идея об ограниченном запасе энергии, отпущенного природой каждому человеку. Если тратится вся энергия, то человек умирает. Поэтому, чтобы долго жить, следует экономить эту энергию. Хотя эта теория и умозрительна, но на крысах доказано, что когда их держать впроголодь с рождения, то продолжительность их жизни увеличивается на 30—40 процентов.

2. По второй гипотезе, старение происходит через накопление «помех», то есть нестандартных химических веществ, которые попадают в организм извне или образуются в результате ошибок синтеза и мешают выполнению функций. Эта гипотеза подтверждается микроскопическими исследованиями клеток организма стариков.

3. Третий подход базируется на фактах локализации «препятствий» на молекулярном уровне, в виде изменений в коллоидах, накоплении неактивных «сцепленных» молекул, сильных окислителей «гипероксиданта», «свободных радикалов».

4. Еще один подход предусматривает влияние нарушений в иммунной системе, которая теряет способность распознавать и снижать нестандартные белки, которые появляются в результате нарушений в их самообновлении.

5. Согласно пятой гипотезе, старение зависит от ухудшения работы «регуляторов», прежде всего, в эндокринной системе.

6. Рассматривается также гипотеза В.В. Фролькиса: первично поражаются регуляторные гены генома, в результате чего страдает регуляция клеток, а потому и функции органов. В ответ на это, вступают в действие компенсаторные механизмы, направленные на уменьшение патологического эффекта первобытных поражений (так называемый «витаукт»).

7. По седьмой гипотезе, в геноме, который регулирует деятельность клеток, открыт «ген старения», который действует через белок-фермент «телемеразу», блокирующий деление клеток и синтез новых белков, необходимых для эффективной жизнедеятельности. С возрастом активность гена падает и обновление клеток и их структур замедляется — организм стареет. Много клеток отмирает — так называемый «апоптоз» [Там же. С. 215].

Н.М. Амосов формулирует собственное предположение о природе старения, которое корреспондируется с известной гипотезой о генетической запрограммированности старости. Все живые существа функционируют по биологическим программам, которые обеспечиваются запасом определенной (проблематичной) «энергии активности Х», которая имеет свой «потенциал». Его изменения знаменуют определенные «этапы программы»: подготовку к размножению, собственно размножение, доживание. При этом можно допустить накопление некоторого «тормозящего вещества Y», возможно, представленного «геномом старения».

В то же время, как замечает ученый, «запрограммированность этапов старения во времени не является жесткой. Похоже, что расходы энергии Х или накопление вещества Y зависит от двух типов обратной связи: во-первых, от стимулирующих действий среды и, во-вторых, от связей мышц с регулирующими системами организма. И еще: возможно, что энергия Х не только тратится, но и частично воспроизводится, замедляя темп реализации программы старения.

Непонятно, существует ли специальная программа старческих изменений после завершения этапа размножения, или просто происходит деградация организма в результате ослабления обратных связей. В последнем случае играет роль уже не только уменьшение энергии Х или накопление фактора Y, но и внешняя среда и поведение индивида» [Там же. С. 216].

Исходя из этих рассуждений и рассматривая механизм человека как систему, Н.М. Амосов выдвигает основную идею эксперимента по преодолению старости: «Я хотел усилиями воли разорвать эти порочные связи: физическими нагрузками повысить тренированность, а падение мотивов от исчерпания потребностей компенсировать мотивами от убеждений, от идеи. Использовать уникальные качества человеческого разума: создать идею и так натренировать ее, чтобы она смогла частично заменить биологические потребности, которые угасают при старении» [Там же. С. 218].

Показательно, что в основу эксперимента ученый полагает именно возможности личности, в частности, силу характера собственной творческой личности. Он прямо указывает: «Таким образом, в дееспособности личности, то есть в ее способности к напряжению, к труду, принимают участие как гены, которые определяют индивидуальность, а также процесс старения, так и среда. Они через свои «шкалы плат», реализуют генетические возможности личности к напряжениям и тренировке. Старение уменьшает дееспособность, снижает потребности, отображенные в регуляторах, и возможности рабочих органов. У них как бы суммируются уменьшение с переутомлением» [Там же]. Вот почему главным средством эксперимента являются тренировки, упражнения, направляемые волей личности! При этом в особом внимании нуждается достижение тренировочного эффекта мускульной работы для нервной и эндокринной системы, ведь работа мышц побуждает их функционировать с повышенной мощностью, поэтому они тоже тренируются.

В соответствии с этими рассуждениями, выдающийся ученый разработал методику собственного омоложення, то есть повышения дееспособности стареющего организма, что позволяет отодвинуть «назад» его биологический возраст. Он тщательным образом обосновывает индивидуальные, для себя, нормы расхода энергии и физической нагрузки, учитывая как научный опыт специалистов, в частности, идеи И.А. Аршавского, Б.П. Никитина, рекомендации К. Купера, так и практический опыт, например, абхазских долгожителей, и конструирует методику эксперимента, имеющую три пункта [Там же. С. 222].

1. Физические упражнения: утренний бег 4—6 км за 40—60 минут; гимнастика с 5-килограммовыми гантелями в руках — 6 упражнений (наклоны назад, в сторону, вперед, возвращение корпуса, подъем рук вверх и вперед), всего 2500 движений. Плюс предыдущие 1000 движений без гантелей, но в быстром темпе. И еще 200 подскоков и 3—5 подтягиваний на турнике. Гимнастика выполняется в 3—4 приема, обычно под телевизор, чтобы не терять время. Она занимает 2 часа. Сверх этого — хождение по делам 20—40 минут, достаточно быстро. Следовательно, на круг, выходило 3—3,5 часа хорошей нагрузки.

2. Диета с ограничением жиров и сахара: ориентировочно 300 г сырых овощей и фруктов по принципу «листья, плоды, коренья» (капуста, свекла, морковь, огурцы, томаты, яблоки и др.). Хлеба 300 г. в день, картофеля очень мало, молока 0,5 литра (с утренним кофе), сахар по вкусу, мясо, колбаса — 300 г на день, можно масло, в кашу или салат, плюс кусок сыра.

Количество еды регулируется в соответствии с весом тела, который уже долгие годы постоянный у Н.М. Амосова — 52—53 кг, что на 5 кг меньше минимума и на 12 кг максимума, рекомендуемых американскими нормами для роста 167«см. Каждая складка на животе — 1«см, а талия, судя по старому ремню, не изменяется уже 40 лет.

3. Закалка для тренировки терморегуляции, профилактики застуд и укрепления регуляторов «стрессовой системы». Ежедневная ванна из теплой воды, легкая одежда, хотя это признается ученым недостаточным [Там же. С. 222].

Н.М. Амосов имел возможность сам оценить результаты своего уникального эксперимента, хотя и не рассчитывал на настоящее омоложение, имея в виду «запрограммированность старения в генах». Он выражает свои ожидания следующим образом: «Нет надежды, что я помолодею и проживу лишних 15—20 лет. Трудно сказать, осуществятся ли мои надежды на 10 лет, которые базируются на идеальной кривой старения (см. в [Там же. С. 219]). Уверен (почти!), что эффект должен быть если не во многих лишних годах жизни, то уже точно в ее качестве” [Там же. С. 223].

Следует отметить, что сам стартовый возраст экспериментатора, 80 лет, уже априори доказал эффективность предложенной им программы, если учесть то обстоятельство, что по свидетельству самого Н.М. Амосова, его предки жили не более 50—60 лет. Ведь положенным в основу методики принципам, в целом, отвечал предыдущий образ жизни ученого.

Через два года после начала эксперимента, в марте 1994 года, ученый подвел его предварительные результаты, которые, в целом, подтверждали его мысль: «Омоложение возможно» [Там же. С. 224]. Как оказалось, на протяжении двух лет:

1. Болезней не наблюдалось, если не считать гриппа в январе 1996 года. Исчезли признаки стенокардии. Ученый чувствовал себя, в целом, «совсем здоровым, за исключением небольших признаков старости… и уменьшения смысла жизни» [Там же. С. 222].

2. Состояние органов, сердца (со стимулятором, под контролем ЭКГ, УЗД, рентгена и т.п.), легких, желудка, печени, простаты, в целом, удовлетворительный с определенными замечаниями.

3. Аппетит нормален, вес тела стабилен, жировая прокладка не изменяется.

4. Психический тонус повысился, хотя терпимо снизилась память, ухудшился слух на одно ухо.

5. Главный сдвиг — пришло ощущение физической прочности. «Хочу и бегаю так же, как и 10 лет назад, когда вшили первый стимулятор. Но все же хуже, чем до блокады сердца».

6. «Не все, впрочем, выглядит блестяще. Именно в двигательной сфере остались трудности и ощущения скованности и инерционности при переходе от покоя к движениям, небольшие нарушения координации, нетвердая поступь, особенно в темноте и по ступенькам. Однако есть несомненный прогресс. В самом начале эксперимента я вообще не мог стоять на одной ноге, тем более прыгать. С закрытыми глазами и сейчас выдерживаю лишь 10 секунд. Это значит, что координирующие равновесие и память отделы нервной системы стареют по автономной программе и экспериментом это не остановить. Дай боже — замедлить. Грустно.

Если бы не эти нарушения, то вообще не чувствовал бы старости, как было в 65 лет. Совсем этого не искоренить, но на улучшение еще надеюсь» [Там же. С. 224].

Н.М. Амосов особенно выделяет психологические проблемы, которые сопровождали эксперимент. Это, прежде всего, смысл того, что делалось ученым, смысл самого эксперимента. Он осознает, что «для оценки смысла проведения эксперимента нужно сопоставить увеличение удовольствия от жизни после «омоложения» с его несомненным уменьшением от тяжелого режима» [Там же. С. 225].

«Мой личный смысл в эксперименте несомненен: это интересно. На сколько лет хватит — не знаю.

В плане личного, «телесного удовольствия от жизни, с поправкой на эксперимент, дело является благополучным. Старость не исчезла, но быстрых неприятностей от болезней не ожидаю. Если сердце не подведет. Размеры его увеличились.

К здоровью, однако, привыкаешь, и радость от него угасает.

Пожить полноценно еще можно бы, если бы не нарушились отношения с обществом. Мои общественные потребности остались, силы теперь вернулись, но все равно: «поезд ушел» [Там же. С. 226]. «Для меня смысл в эксперименте все же есть, хотя бы в том, что нахожусь «при деле». Советую каждому поискать свой смысл» [Там же. С. 227].

Были в ходе эксперимента для ученого и трудные времена, связанные с увеличением зимой 1996 года объема сердца, а весной 1997 года — приступов стенокардии, определенных срывов, что вызвало сужение эксперимента. Перенес операцию на сердце в Германии 29-го мая 1998 года. Только в феврале 1999 года Н.М. Амосов начал возвращаться к эксперименту, летом того же года старость начала отступать, поэтому постепенно была увеличена нагрузка. Эксперимент продолжался.

В мае 2001 года Н.М. Амосов констатирует, что его убеждения не изменились, даже укрепились. Он обогатился опытом собственной болезни и эксперимента. «Восстановился интерес к науке и появилось желание жить. Живу активной жизнью: пишу статьи и книги, имею свою страницу в Интернете. Обследуюсь каждые полгода: пока все благополучно. Анализы отличные. Сердце уменьшилось в размерах до уровня в начале эксперимента. Нет, старость не исчезла: движения все же скованнее, на ступеньках — качает. Но по улицам хожу достаточно быстро, особенно, когда разойдусь, и в общественном транспорте езжу. К сожалению, периодически возникают кратковременные неполадки: то двоится в глазах, то головокружение, то тахикардия. Такого гарантированного здоровья, как в молодости, конечно, нет. Ухудшилась память на последние события, правда, пока еще в допустимых границах: главное сохраняется. Приходится записывать. Но логика мышления вроде бы сохраняется.

Очень важно, опять же, руководить психикой: от стрессов болезней возникает больше, чем от всех других причин.

В этом плане очень полезно научиться медитации.

Мысль об эксперименте после семи лет: все равно уверен, что при здоровом сердце большие нагрузки обеспечат активную жизнь до 90 лет и, даже, до ста. Но советовать — остерегусь. Опыт — малый» [Там же. С. 230].

Эта драматическая хроника эксперимента поражает. Он вызывают гордость за силу духа человека, который сделал вызов самой смерти.

Последние опубликованные записи об эксперименте Н.М. Амосов сделал 25 июля 2001 года.

Еще раньше, 6 июня этого же года, был заменен отработанный электростимулятор сердца. Были определены осложнения после операции. «Сердце заработало хорошо и с конца июня я вознобил бег в парке. Оказалось, что за два месяца перерыва в беге мышцы уже детренировались, и на достижение предыдущих дистанций понадобилось три недели.

Ну, а что касается старения — то оно — к сожалению! — идет. Это сказывается в неверности движений при хождении, особенно — по ступенькам и с препятствиями: за каждым шагом нужно следить. Странно, но бегать трусцой это не мешает: повторяются стереотипные подскоки, по прямой и ровной дороге, да еще и с небольшим уклоном. Движения руками абсолютно свободные и уверенные. Так что на компьютере печатаю хорошо. Память страдает: забываются, главным образом, имена. Приспосабливаюсь.

Следующую плановую остановку ожидаю через несколько лет, когда откажет протез клапана.

Это — все. Живу: думаю, читаю и еще планы строю — писать книги.

Эксперимент продолжается» [Там же. С. 231].

…12 декабря 2002 года, на 90-м году жизни, Николай Михайлович Амосов отошел в вечность. В вечность — потому что останется навсегда в памяти потомков его удивительная жизнь яркой гениальной личности, которая творила, поддерживала, ориентировала на добро, миллионы жизней своих современников, для которых выдающийся ученый был живым преданием, олицетворением народной совести, честности, мудрости, идеалом, учителем, наставником.

Автор этих срок никогда не забудет, что начал свой путь в психологии под воздействием прочитанных в 1965—1966 годах книг и статей Николая Михайловича, которые собственно и определили выбор для учебы — факультет психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. После его окончания и переезда в Киев (поближе к Н.М. Амосову) запомнились честные, фундаментальные лекции выдающегося хирурга и кибернетика на биологическом факультете Киевского государственного университета имени Т.Г. Шевченко, яркие выступления мудрого человека и философа перед общественностью в Доме ученого, счастливое участие, вместе с первым нашим научным руководителем, кандидатом психологических наук Бондаровской Валентиной Матвеевной, в работе методологического семинара Н.М. Амосова по биологической кибернетике в Институте сердечно-сосудистой хирургии.

Н.М. Амосов был абсолютно честен и откровенен в своих утверждениях и высказываниях — вплоть до неожиданности и шокирования окружающих. Это ощущали на себе и слушатели его популярных среди киевлян публичных лекций, и студенты Киевского государственного университета имени Т.Г. Шевченко, которым он излагал спецкурс по биологической кибернетике. Автору этих строк повезло с посещением, в качестве свободного слушателя, этого спецкурса в 1972—1973 учебном году. На всю жизнь запомнились яркие, оригинальные, пророческие мысли академика. Особенно поразили тогда и отметились в памяти его слова о том, что человек, как вид homo sapiens, является странным существом. Так, он единственный среди других живых созданий, который убивает в массовом порядке представителей своего вида, то есть себе подобных. А с другой стороны — он чаще всего, в сравнении с другими видами, и в то же время — менее всех производительно, с точки зрения воссоздания потомства, «занимается сексом». И подобных высказываний, особенно относительно действительной нравственности «человека разумного», порождающего трагические проблемы для самого себя и человечества, было немало. Вместе с тем, он был реальным оптимистом, убежденным в том, что Добро, в тяжелой и непрерывной борьбе со Злом, все же, иногда отступая, будет брать верх. В этом уважаемый академик в конце своей жизни полагался и на церковь…

В мае 2008 года, в ходе всеукраинской телевизионной акции «Великие украинцы» Н.М. Амосов был поставлен, в списке из 100 выдающихся деятелей украинского народа всех времен, на второе место — после киевского князя Ярослава Мудрого. Тем самым более чем 2,5 миллиона телезрителей страны воздали должное нравственности, разуму, мудрости, гуманизму, щедрости души, реальному профессиональному труду выдающейся личности ученого и хирурга в деле защиты и сохранения жизни тысяч людей, что в немилосердном, жестоком мире является настоящим человеческим подвигом.

Автору этих срок, как и тысячам киевлян, запомнились и случайные, но незабываемые личные встречи с академиком в Ботаническом саду, во время его бега знаменитой на всю Украину трусцой, в библиотеках, книжных магазинах, даже в вагоне метро, когда из его уст вылетало особое, почти отцовское обращение к никому еще неизвестному кандидату наук, будущего автора этой книги: «Как жизнь, козак?!»

Благодарим Вас, дорогой Учитель, Ученый, Врач, Гражданин!

Могила Н.М. Амосова в Киеве

 

Литература

1.   Амосов Н.М. Моделирование мышления и психики. – К.: Наукова думка, 1965.

2.   Амосов Н.М. Искусственный разум. – Киев: Наукова думка, 1969.

3.   Амосов Н.М. Мысли и сердце. Повесть. – 2 изд. – М.: Молодая гвардия, 1976. – 320 с.

4.   Амосов Н.М. Раздумья о здоровье. – М.: Молодая гвардия, 1978. – 192 с.

5.   Амосов Н.М. Алгоритмы разума. – Киев: Наукова думка, 1979.

6.   Амосов Н.М. Природа человека. – Киев: Наукова думка, 1983. – 224 с.

7.   Амосов Н.М. Разум, человек, общество, будущее. – Киев: Байда, 1994. – 185 с.

8.   Амосов Н.М. Преодоление старости. – М., 1996.

9.   Амосов Н.М. Моё мировоззрение. – Донецк: Сталкер, 1998.

10.   Амосов Н.М. Размышления об обществе, будущем и об Украине. – Киев, 2000.

11.   Амосов Н.М. Энциклопедия Амосова. Алгоритмы здоровья. Человек и общество. – М.: ООО "Изд-во АСТ"; Д.: Сталкер, 2002. – 464 с.

12.    Белов В.М. Исследование и моделирование динамики характеристик личности (По данным долговременного исследования): автореф. дис. … док. мед. наук. – Киев: Институт кибернетики им. В.М. Глушкова, 1986. – 34 с.

13.   Бондаровская В.М., Рыбалка В.В. Опыт изучения стратегий конструкторского проектирования средств вычислительной техники // Вопросы психологии. – 1979. – № 3. – С. 87–95.

14.   Информационные технологии в биологии и медицине: курс лекций / В.И. Гриценко, А.Б. Котова, С.И. Кифоренко [и др.]. – Киев.: Наукова думка, 2007.

15.   Моляко В.О. Руки хирурга: Н.М. Амосову // Лiтературна Україна. – 25 лютого, 1977. – № 16. – С. 3.

16.   Рибалка В.В. Методологичнi питання наукової психоологiї (Досвїд особистiсно центрованої систематизацiї категориально-поняттевого апарату): навчально-методичний посiбник. – Киев: Нiка-Центр, 2003. – 204 с.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9.01(092)

Рыбалка В.В. Развитие личности в детстве и старости в системе философско-психологического и биолого-кибернетического мировоззрения Н.М. Амосова // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – N 3(38) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player