Платонов К.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Российская молодежь в эпоху трансформации общества: поколение XP и поколения X, Y, Z

Урываев В.А. (Ярославль, Россия)

 

 

Урываев Владимир Анатольевич

Урываев Владимир Анатольевич

кандидат психологических наук, доцент по кафедре медицинской психологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Ярославский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Революционная, 5, Ярославль, 150000, Россия.
Тел.: 8 (4852) 30-56-41.

E-mail: info@medpsy.ru

 

Аннотация

Социально-политические и социально-экономические изменения в обществе в значительной мере оказывают формирующее влияние на выраженность черт личности. В российском обществе феномен «перестройки» может быть примером такого влияния на онтогенез личностных черт. Авторы исследования полагают, что классификацию поколений Н. Хоува и В. Штрауса (поколения X, Y, Z) в России следует дополнить «поколением XP» (где P — первая буква от ставшего международным термина «перестройка»), наличие которого несомненно.

Изучались выраженные различия между группами молодежи, родившихся в России в разные годы. В публикации сравниваются три группы студентов-медиков (все — студенты 2-го курса Ярославского государственного медицинского университета, прошедшие тестирование в разные годы): «пре-перестроечное» поколение, рожденное в 1973 г. (тестирование проводилось в 1992 г.), — 300 человек, «перестроечное» поколение, рожденное в 1987 г. (тестирование — в 2006 г.), — 300 человек, «пост-перестроечное» поколение, рожденное в 1997 г. (тестирование — в 2016 г.), — 200 человек.

Использовался личностный опросник 16-PF.

Результаты. Группа «перестроечное» поколение (ХР) статистически значимо отличалась от «пре-перестроечного» (поколение Х) по выраженности 10-ти личностных черт из 16. Группа «пост-перестроечного» поколения отличалась от «пре-перестроечного» по выраженности 15-ти личностных черт. Общий вывод касается того, что поколение XP отличается мобилизацией эмоциональных, волевых черт личности и черт личности, формирующих «макросоциальные контакты», тогда как «пост-перестроечное поколение» (которое ближе к поколению Y) усиливает группы «интеллектуальных» и формирующих «микросоциальные отношения» черт личности.

Исследование продолжается в части интеграции полученных результатов методиками оценки интеллекта (у тех же трех групп) и методиками оценки «мотивационного профиля» личности.

Ключевые слова: личность; перестройка; поколение Х; поколение Y; поколение Z; поколение XP; студенты-медики.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность проблемы

Личность в ходе своего формирования в онтогенезе не может не испытывать влияния социально-экономических и социально-политических потрясений, происходящих в обществе (в котором развивается и индивид, и его окружение).

Большую популярность в зарубежной науке получило исследование Нейла Хоува1 и Уильяма Штрауса2. В своей книге [15] они предложили скорее остроумную, чем научно обоснованную периодизацию истории США через трактовку различных типов личности, формировавшихся в то или иное время и тесно связанных с проблемами ценностей общества. Согласно их представлениям, можно утверждать наличие современных нам поколений: «Х» — рожденные с 1960 по 1980 год; «Y» — рожденные с 1980 по 2000 год (поколение «миллениума», то есть приступившее к работе после 2000 года); наконец, «Z» — это неизвестное (еще не проявившее себя в обществе ничем) поколение родившихся после 2000 года. Пафос исследования как раз и был направлен на «разгадку» облика грядущего поколения Z (самая известная монография авторов увидела свет в 1991 году).

Поколение Х. Этим людям свойственна высокая работоспособность и производительность, они настойчивы и усердны. Для «людей X» важную роль играет карьера, уровень образования, материальные блага. Они стремятся быть успешными, но зачастую не ищут новых путей, а пользуются давно проверенными маршрутами.

Поколение Y. С точки зрения ученых на формирование ценностей поколения Y повлияли такие факторы, как глобализация и бурное развитие информационных технологий, мобильной связи, Интернета и т.д.

Вместе с тем, экспериментально-психологически зафиксировать различия между поколениями достаточно сложно. Требуются длительные усилия, измеряемые десятилетиями. В России за сравнительно короткое время — конец 20-го века — произошли стремительные социально-экономические и социально-политические изменения. Нам представилась возможность в ходе длительного наблюдения за студентами-медиками, проходящими обучение в Ярославском государственном медицинском университете, получить эмпирические психодиагностические материалы для сопоставительного анализа.

Основной вопрос, который интересовал исследователей, — насколько выраженные эффекты в плане формирования личности дала «перестройка» (и дала ли она существенные эффекты), произошедшая в российском обществе в 1985—1990-х годах [4; 10; 13].

Дизайн исследования

Изучались три группы студентов-медиков различных периодов рождения. Сразу подчеркнем, что все три «среза» (1992, 2006 и 2016 годы) были проведены в группах студентов второго курса (количество юношей и девушек для целей статистической обработки данных было выровнено).

 

Рис. 1. Социально-демографический фон, сопровождавший формирование личности испытуемых первой экспериментальной группы (пояснения в тексте)3.

 

Первая группа (300 человек) — тестированная в 1992 году (рожд. 1973) — получила в нашем исследовании условное название поколение «пре-перестроечное», т.е. поколение, родившееся задолго до перестройки. Формирование их личности пришлось на «эпоху застоя» (при развитой системе социальной поддержки населения, при твердых гарантиях пенсий и проч.). По мнению многих исследователей [5; 6; 11; 14] основы личности во многом закладываются до 12-летнего возраста.

Характеристики поколения X в нашей стране в значительной степени совпали с характеристиками, данными американскими учеными (с поправкой на отечественные реалии): лейт-мотив — превалирование семейных, консервативных, по своей сути, ценностей.

 

Рис. 2. Социально-демографический фон, сопровождавший формирование личности испытуемых второй экспериментальной группы (пояснения в тексте).

 

Согласно рисункам 1 и 2, старт поколения Y в нашей стране, по существу, задержался на значительное время. Драматические события новейшей истории (см. статистику падения рождаемости и встречную тенденцию роста смертности, их пересечение, образующее так называемый «русский крест», рис. 2) значимо изменили социально-психологические настроения в обществе. Мы полагаем, что для этой группы характерно формирование личности в ситуации «крайней социальной неопределенности» (имеющей, к тому же, хронический характер), граничащей с проблемами выживания [1; 3; 7; 9; 12].

Вторая группа (поколение «перестроечное») прошла тестирование в 2006 году (рожд. 1987, 300 человек).

Мы предлагаем для обозначения этой стадии трансформации общества ввести понятие «поколение XP» (добавив первую букву — Р — от ставшего международным слова «перестройка»).

 

Рис. 3. Социально-демографический фон, сопровождавший формирование личности испытуемых третьей экспериментальной группы (пояснения в тексте).

 

Третья группа (поколение «пост-перестроечное») прошла тестирование в 2016 году (рожд. 1997, 200 человек).

Поколение Y (по терминологии Хоува и Штрауса) стало формироваться в нашей стране, по существу, значительно позже, начиная с 2000 года. Два момента следует подчеркнуть в этой связи. Первое. Сроки формирования того или иного поколения в условиях российской действительности нужно рассчитывать в тесной связи с «интенсивностью» происходящих изменений. Мы видим возможность ускоренного (конечно, в определенных границах) формирования тех или иных черт личности (прежде всего, ценностных ориентаций). Второе. Крайне важен для анализа происходящего (и об этом пишут Хоув и Штраус) своего рода эмоциональный «знак», сопровождающий изменения в обществе. На рис. 3 мы видим «выраженный позитив» — «русский крест», но уже составленный тенденциями, идущими в противоположную сторону.

В исследовании были использованы различные методики. В данном сообщении мы остановимся на результатах только одной методики — 16 PF (личностный опросник Р.Б. Кеттелла, варианты А и В) [2; 8].

При статистической обработке был использован непараметрический критерий Манна — Уитни.

Результаты

При изложении результатов мы сгруппируем данные шестнадцатифакторного опросника Р.Б. Кеттелла в пять групп (используя подход А.Н. Капустиной).

 

Таблица 1

Динамика выраженности «эмоциональных» (по А.Н. Капустиной) свойств личности, диагностируемых с помощью опросника 16-PF Р.Б. Кеттелла
(сравнение выборок 1992 и 2006 года, а также сравнение выборок 1992 и 2016 года)

Условные обозначения: * — p<0,05; ** — p<0,01; *** — p<0,001.

Полужирным шрифтом выделены характеристики высоких значений факторов.

 

В табл. 1 приведены результаты изменений преимущественно «эмоциональных» черт личности. Мы видим, что события перестройки затронули не меньше половины факторов, усилив «адекватность»  (O) и «эмоциональную устойчивость» (С) поколения «перестройки».

При анализе значений этих же факторов у «пост-перестроечного» поколения мы обнаруживаем, что буквально все факторы повысили свое значение. Мы полагаем, что тем самым подтверждается массивная вовлеченность эмоциональной сферы в процесс адаптации молодого поколения к совершенно новым типам отношений, которые начинают складываться в российском обществе. Важно отметить, что в процессах адаптации «отцы» («пре-перестроечное» поколение) мало чем могут помочь «детям» («пост-перестроечному» поколению) из-за наличия в собственном анамнезе совершенно другого жизненного опыта.

Добавим к этому, что соотношение Q4/С, являющееся показателем надежности сознательной регуляции эмоционального напряжения, устанавливается у «пост-перестроечного» поколения на более высоком уровне значений, что, в свою очередь, позволяет нам и с этой стороны подтвердить вывод о выраженной эмоциональной реакции поколения на нарастающие трудности.

 

Таблица 2

Динамика выраженности «интеллектуальных» (по А.Н. Капустиной) свойств личности, диагностируемых с помощью опросника 16-PF Р.Б. Кеттелла
(сравнение выборок 1992 и 2006 года, а также сравнение выборок 1992 и 2016 года)

Условные обозначения: * — p<0,05; ** — p<0,01; *** — p<0,001.

Полужирным шрифтом выделены характеристики высоких значений факторов.

 

В табл. 2 приведены результаты изменений черт личности, обеспечивающих — в широком смысле — «интеллектуальную» адаптацию личности к происходящему.

У поколения «перестройки» статистически значимо усилены показатели таких личностных черт, как «активность, смелость [суждений]» (Е), «реалистичность» планов, «воображение» (М), «радикализм» суждений (Q1).

У «пост-перестроечного» поколения, так же, как и ранее рассматриваемый блок личностных черт, усилены все (без исключения!) интеллектуальные компоненты адаптации личности к изменяющейся среде. Это опять-таки может свидетельствовать о крайне выраженных общеадаптационных нагрузках, выпавших на время вхождения в жизнь этого поколения.

 

Таблица 3

Динамика выраженности «волевых» (по А.Н. Капустиной) свойств личности, диагностируемых с помощью опросника 16-PF Р.Б. Кеттелла
(сравнение выборок 1992 и 2006 года, а также сравнение выборок 1992 и 2016 года)

Условные обозначения: * — p<0,05; ** — p<0,01; *** — p<0,001.

Полужирным шрифтом выделены характеристики высоких значений факторов.

 

Третий важнейший компонент адаптации наряду с блоками «чувства» и «ум» — «воля».

В табл. 3 мы видим, что уже у «перестроечного» поколения усиливаются такие черты личности, как «активность» (Е), «решительность» (Н), «сильный самоконтроль» (Q3).

У «пост-перестроечного поколения к этому добавляется еще и сильное «Супер-Эго» (G).

 

Таблица 4

Динамика выраженности (по А.Н. Капустиной) свойств личности, обеспечивающих адаптацию в «микроокружении» и диагностируемых с помощью опросника 16-PF Р.Б. Кеттелла (сравнение выборок 1992 и 2006 года, а также сравнение выборок
1992 и 2016 года)

Условные обозначения: * — p<0,05; ** — p<0,01; *** — p<0,001.

Полужирным шрифтом выделены характеристики высоких значений факторов.

 

В блоке черт, определяющих «отношения в микросоциуме» (табл. 4), у «перестроечного» поколения статистически значимо растет «активность» (Е), «самоудовлетворенность» (Q2), «подозрительность» (L).

У следующей группы — «пост-перестроечного» поколения испытуемых — вырастают значения всех личностных черт.

 

Таблица 5

Динамика выраженности (по А.Н. Капустиной) свойств личности, обеспечивающих адаптацию в «макроокружении» и диагностируемых с помощью опросника 16-PF Р.Б. Кеттелла (сравнение выборок 1992 и 2006 года, а также сравнение выборок
1992 и 2016 года)

Условные обозначения: * — p<0,05; ** — p<0,01; *** — p<0,001.

Полужирным шрифтом выделены характеристики высоких значений факторов.

 

Наконец, группа черт, определяющих поведение испытуемых в «макросоциуме» как у «перестроечного», так и у «пост-перестроечного» поколений значимо повышается по факторам «открытость» (А), «решительность» (Н), и не повышается вовсе по фактору F («импульсивность»).

Выводы

1.

Первые результаты исследования говорят в пользу того, что три группы испытуемых по своим личностным качествам различаются статистически значимо. Это позволяет предположить наличие в российском обществе (в отличие от американского) поколения XP. Это поколение (статистически значимые изменения — в сравнении с «пре-перестроечным» поколением — затрагивают 10 из 16-ти черт личности, диагностируемых опросником 16-PF) отражает присутствие в социально-экономическом и социально-политическом укладах российского общества некоторого кризисного периода, определяющего формирование комплекса особых личностных черт.

2.

Социально-экономическая ситуация «перестройки» стимулировала развитие тех качеств личности, которые обеспечивают, прежде всего, макросоциальную адаптацию личности плюс характеристики эмоциональной реактивности и поведенческой активности.

3.

Стабилизация социально-экономической ситуации в период формирования личности «пост-перестроечного» поколения» дает значительный импульс преимущественно внутриличностному развитию. Безусловное преимущество в этой ситуации получает развитие интеллекта и собственно волевых качеств личности.

4.

«Нормы» личностных черт, как мы видим, существенно меняются на протяжении 25 лет наблюдения (в историческом плане уместно использовать выражение «всего лишь» за 25 лет). Соответственно, оценка адаптационных возможностей личности (ресурсов личности) должна проводиться с учетом социально-экономических условий, формирующих те или иные особенности личности на ранних ступенях онтогенеза.

 

_______________________

1 Нейл Хоув (Neil Howe) — экономист, специалист в области демографии. Работал для Конгресса США, изучал циклы экономического поведения в Штатах.

2 Уильям Штраус (William Strauss) — историк, писатель и драматург.

3 В рисунках 1—3 использована инфографика Д. Полухина
(https://www.yar.kp.ru/daily/26586.5/3601504/).

 

Литература

1.   Дерягин Г.Б., Сидоров П.И., Соловьев А.Г. Психосоциальные предпосылки сексуально виктимного и криминогенного поведения молодежи // Сексология и сексопатология. – 2003. – № 6. – С. 30–37.

2.   Журавлева Н.А. Динамика ценностных ориентаций личности в российском обществе. – М.: ИП РАН, 2006. – 336 с.

3.   Капустина А.Н. Многофакторная личностная методика Р. Кеттелла. – СПб.: Речь, 2004. – 104 с.

4.   Клюева Н.В. Психология переживания культурной травмы и нестабильность России // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – № 6(41) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 01.08.2017).

5.   Николаева Е.И. Предсказания детства: возможен ли прогноз здоровья взрослого, основанный на изучении данных развития ребенка (на примере лонгитюдных исследований) // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – № 2(37) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 01.08.2017).

6.   Николаева Е.И., Меренкова В.С. Нужна ли новая парадигма психологии здоровья? // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 4(45) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 30.08.2017).

7.   Новикова Г.А., Соловьев А.Г., Новикова И.А. Оценка нарушения социально-психологической адаптации подростков вследствие пивной алкоголизации // Наркология. – 2012. – Т. 11, № 7(127). – С. 40–44.

8.   Пособие по применению личностного опросника Р. Кеттелла 16 PF / сост. А.А. Рукавишников, М.В. Соколова. – 3-е изд. Ярославль: НПЦ «Психодиагностика», 2000. – 34 с.

9.   Рогачева Т.В., Самсонов С.А. Взаимосвязь клинических и психологических факторов невынашивания беременности // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2015. – № 5(34) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 30.08.2016).

10.   Урываев В.А. К вопросу об устойчивости личностных черт на фоне процессов трансформации общества // Современные представления о психической норме и патологии: Психологический, клинический и социальный аспекты / под ред. Н.Л. Белопольской. – М.: Когито-Центр, 2015. – С. 134–138.

11.   Филиппова Г.Г. Психология репродуктивной сферы человека: методология, теория, практика // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2011. – № 6(11) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 30.08.2017).

12.   Юревич А.В. Психология революций. Препринт WP6/2007/03. М.: ГУ ВШЭ, 2007. – 32 с.

13.   Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии / отв. ред. Е.В. Шорохова. – М.: Наука, 1975. – С. 89–105.

14.   Aboud F.E., Yousafzai A.K. Global Health and Development in Early Childhood // Annu Rev Psychol. – 2015. – Vol. 66. – P. 433–457.

15.   Strauss W., Howe N. Generations: The History of America's Future, 1584 to 2069. – New York: William Morrow & Company, 1991. – 538 p.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.923-053

Урываев В.А. Российская молодежь в эпоху трансформации общества: поколение XP и поколения X, Y, Z // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 5(46) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player