Осипов Н.Е.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Агрессивность и враждебность у подростков с интернет-зависимым поведением

Малыгин В.Л., Меркурьева Ю.А., Утеулина О.T., Искандирова А.С.,
Пахтусова Е.Е. (Москва, Российская Федерация)

 

 

Малыгин Владимир Леонидович

Малыгин Владимир Леонидович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук профессор, заведующий кафедрой психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова (МГМСУ).

E-mail: malyginvl@yandex.ru

Меркурьева Юлия Александровна

Меркурьева Юлия Александровна

–  клинический психолог, соискатель кафедры психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова (МГМСУ).

E-mail: teurgia@mail.ru

Утеулина Оксана Тазабековна

Утеулина Оксана Тазабековна

–  клинический психолог психоневрологического диспансера № 24, г. Москва.

E-mail: malyginvl@yandex.ru

Искандирова Арина Сункаровна

Искандирова Арина Сункаровна

–  кандидат медицинских наук доцент, кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова (МГМСУ).

E-mail: Arisha21@rambler.ru

Пахтусова Елена Евгеньевна

Пахтусова Елена Евгеньевна

–  старший преподаватель, кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова (МГМСУ).

E-mail: lin22@rambler.ru

 

Аннотация. Объектом настоящего исследования являются подростки, учащиеся 9—11 классов общеобразовательных учреждений г. Москвы с интернет-зависимым поведением, с разным типом предпочитаемой деятельности в сети Интернет. Целью исследования являлось выявить особенности агрессии и враждебности у подростков с интернет-зависимым поведением, предпочитающих различные виды деятельности в сети. В статье приводятся результаты сравнительного исследования феноменов агрессивности и враждебности у подростков с интернет-зависимым поведением, характеризующихся различными типами деятельности в сети интернет, в частности, предпочитающих игры и предпочитающих сервисы онлайн-общения. Выборку составили 74 подростка в возрасте от 15 до 17 лет, учащиеся старших классов общеобразовательной школы г. Москвы. Из них сформированы три однородные по полу и возрасту группы. Разделение по группам происходило по результатам методики «Шкала интернет-зависимости Чена» и анкеты участника исследования. Дальнейшее исследование проводилось следующими методиками: Тест агрессивности и враждебности Басса-Пери (Buss A., Perry M., 1992) в адаптации С.Н. Ениколопова и Н.П. Цибульского (2002), Тест «Оценка агрессивности» (Сh.D. Spilberger, 1988) в адаптации С.Л. Соловьевой (1994).

Выявлено, что среди подростков, предпочитающих сервисы он-лайн общения, по сравнению с подростками контрольной группы (p<0,037) и группой подростков, предпочитающих он-лайн игры (p<0,031) отмечается достоверно более высокий уровень враждебности. Достоверных различий агрессивности в группе подростков, предпочитающих многопользователь-ские сетевые игры, и контрольной группе выявлено не было.

Ключевые слова: интернет-зависимое поведение у подростков, зависимость от игр, агрессивность, враждебность.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Проблема интернет-зависимого поведения у подростков обусловлена значительной распространенностью данного расстройства. Так, по данным различных авторов распространенность интернет-зависимого поведения в ряде стран достигает 8,1% [18], среди московских школьников — 3,86%, а злоупотребление интернет-ресурсами проявляется среди 29,8% подростков г. Москвы [9].

Проведено значительное количество исследований, направленных на изучение критериев диагностики и факторов риска формирования интернет-зависимого поведения, изучение самой природы деятельности в сети и ее притягательности для подростков [2; 3; 10; 17; 18; 22; 23]. В частности, выявлено, что основными сервисами, которые предпочитают интернет-зависимые подростки, являются он-лайн игры (MMORPG) и социальные сети [1]. У специалистов-практиков наибольшее беспокойство вызывают подростки, зависимые от многопользовательских он-лайн игр. Общество посредством СМИ обращает особое внимание на агрессивность подобных игр, существует расхожее мнение о том, что именно игры провоцируют неконтролируемые вспышки агрессии у подростков [8; 13]. Бихевиоральня модель предполагает, что реализация агрессивного поведения в игре связана получением положительного подкрепления в виде выигрыша, уважения товарищей по игре, таким образом закрепляя и делая вполне нормальным проявление агрессии в реальной жизни. Однако, последние исследования агрессивного поведения подростков в интернет-пространстве носят противоречивый характер. Так, Borowska T. [15] отмечает отсутствие прямой связи между агрессивным поведением и интернет-зависимым поведением. Ее соотечественница M. Broun-Galkowska [16], напротив, обнаружила корреляцию между зависимым поведением, связанным с он-лайн играми и агрессивным поведением. В ее исследовании подростки, проводящие в игре более 10 часов в день, оказались более агрессивны по показателям вербальной и физической агрессии. В свою очередь, корейский исследователь Chih-Hung Ko [20], обследовав 9405 подростков, пришел к выводу, что получение подкрепления от реализации агрессивной деятельности и наблюдения за ней проводят интернет-зависимых подростков к увеличению показателей агрессии, однако эти показатели увеличиваются одинаково и у игроков, и у приверженцев социальных сетей. Brad Bushman [17], профессор из университета Мичигана, комментирует это следующим образом: « Мы не можем с уверенностью заявлять, что интернет-зависимое поведение и он-лайн игры провоцируют агрессивное поведение. С равной вероятностью подобную деятельность могут выбирать уже агрессивные подростки. Или мы можем предположить, что есть третий фактор, влияющий на оба проявления — люди с бедными социальными навыками не имеют друзей, поэтому проводят много времени в сети и не могут разрешать конфликты в неагрессивном ключе». Совершенно другой взгляд на проблему предлагает С.Н. Ениколопов [5; 6], согласно его результатам, в группе носителей интернет-культуры уровень физической агрессии в поведении и легитимизируемой агрессии в ряде сфер общественной жизни ниже, чем в контрольной группе.

Этот факт скорее выступает в поддержку психоаналитических теорий, которые предполагают, что компьютерные игры дают возможность отреагировать вытесняемые ребенком агрессивные импульсы, выразить чувства гнева, злости, проявление которых не одобряется окружающими [4].

Большинство нейрофизиологов считают, что в настоящее время поклонники жестоких игр находятся не в самом лучше положении. У них фиксируется снижение активности предлобных и лобных долей, отвечающих за эмоциональность, память, обучение и поведение. Таким образом, игрок не только теряет эмоциональную восприимчивость, но, с понижением умственной активности, утрачивает социальную гибкость, способность к выбору различных вариантов поведения [11].

В исследовании М. Иванова приводятся данные тестирования 60 человек. «Выборка экспериментальной группы — 30 человек, контрольной группы — 30 человек. Выборки определялись по принципу увлекающихся и не увлекающихся компьютерными играми подростков. Результаты опроса по методике Басса-Дарки таковы: средний показатель физической агрессии по экспериментальной группе — 6,65, косвенной агрессии — 5,33, вербальной агрессии — 8,56. Средний индекс агрессивности — 20,35. Для сравнения, показатели агрессии контрольной группы, не увлекающихся компьютерными играми, незначительно отличаются от показателей экспериментальной группы. Наибольшее различие имеет место по среднему показателю физической агрессии: в экспериментальной группе — 6,65, в контрольной — 5,43. Косвенной агрессии — соответственно 5,33 и 5,40; по вербальной — 8,56 и 8,50. Индекс общей агрессивности на 1 балл выше в экспериментальной группе за счет более высокого уровня физической агрессии. Для нашей задачи это означает, что у нас нет оснований считать, что агрессивность подростков, увлекающихся компьютерными играми, отличается от агрессивности тех, кто не увлекается играми». Различие между группами в показателях агрессивности находятся в пределах статистической погрешности [7].

Итоги исследований, посвященных проблеме влияния жестоких игр, подводит мериканский психолог, руководитель группы исследователей из Университета св. Льва Д. Николл. По ее сведениям, большинство психологических исследований, проведенных за последние 20 лет, выявляют связь между жестокостью в играх и повышением агрессивности поведения игроков в реальной жизни. Д. Торр из университета Сан-Диего также утверждает, что «свыше тысячи исследований в течение последних 30 лет подтверждают причинную связь между медианасилием и агрессивным поведением некоторых детей». Об этом же говорят и эксперименты различных исследователей: от психологов многообразных направлений до нейрофизиологов и социологов [2; 14; 21].

Таким образом, в современной литературе нет единого мнения на проблему связи интернет-зависимого поведения и агрессивности. Мы, скорее, склоняемся к предположению о наличии третьего фактора, обусловливающего оба феномена, и признаем необходимость проведения дальнейших исследований на эту тему, одно из которых приведено ниже.

Материал и методы исследования

Выборку составили 74 подростка в возрасте от 15 до 17 лет, учащиеся старших классов общеобразовательной школы г. Москвы. Из них сформированы три однородные по полу и возрасту группы. Разделение по группам происходило по результатам методики «Шкала интернет-зависимости Чена» и анкеты участника исследования.

В первую группу вошли 30 подростков с признаками зависимости от многопользовательских он-лайн игр.

Во вторую группу вошли 37 подростков с признаками зависимости от серверов он-лайн общения.

В контрольную группу вошли 37 условно здоровых подростков.

Используемые методики:

•    Анкета участника исследования, разработанная с целью объективного подтверждения интернет-зависимости и выявления предпочитаемых интернет-ресурсов.

•    Методика «Шкала интернет-зависимости Чена» (Шкала CIAS в адаптации Малыгина В.Л., Феклисова К.А.).

•    Тест агрессивности и враждебности Басса-Пери (Buss A., Perry M., 1992), в адаптации С.Н. Ениколопова и Н.П. Цибульского (2002).

•    Тест «Оценка агрессивности» Сh.D. Spilberger (1988), адаптация С.Л. Соловьевой (1994).

Использованы статистические процедуры дескриптивно-сравнительного (вычисление средних, стандартных отклонений, сравнение групп с использованием непараметрического критерия U Манна-Уитни) и корреляционного (с использование коэффициента ранговой корреляции R Спирмена) анализа данных. Достоверность различий и значимость корреляционных связей определялись на уровне p<0,05.

Результаты исследования

Выявлено, что подростки, предпочитающие он-лайн игры, по сравнению с подростками контрольной группы не имеют достоверных различий по шкалам Агрессия, Гнев и Враждебность по данным теста Басса-Пери (табл. 1).

 

Таблица 1

Сравнение изучаемых групп методики Басса-Пери (в баллах)

Пояснения: n — количество испытуемых в группе.

 

В то же время у подростков из второй группы, предпочитающих социальные сети, выявлен статистически достоверно более высокий уровень враждебности, по сравнению с контрольной группой (18,40±4,58; p<0,037) — таблица 2.

 

Таблица 2

Сравнение изучаемых групп (тест Басса-Пери)

 

Выявлено, что уровень враждебности подростков, предпочитающих социальные сети достоверно выше по сравнению группой подростков, предпочитающих многопользовательские он-лайн игры (18,40±4,58; p<0,031) — таблица 3. По остальным шкалам между изучаемыми группами достоверно статистически значимых различий выявлено не было.

 

Таблица 3

Сравнение изучаемых групп по методике Басса-Пери (в баллах)

 

Таким образом, проведенное исследование не подтвердило высокий уровень агрессивности среди подростков, зависимых от компьюторных он-лайн игр. Выявлено, что достоверно более высокий уровень враждебности, по сравнению с подростками контрольной группы (p<0,037), отмечается среди подростков, предпочитающих сервисы он-лайн общения. Среди подростков, предпочитающих сервисы он-лайн общения, по сравнению с подростками, предпочитающими многопользовательские ролевые он-лайн игры, также имеется достоверно более высокий показатель по шкале «враждебность» (p<0,031). Достоверных различий агрессивности в группе подростков, предпочитающих многопользовательские сетевые игры, и контрольной группе выявлено не было. Сравнительно более высокий уровень враждебности в группе подростков, предпочитающих сервисы он-лайн общения, возможно, связан с характером деятельности в сети — высоким уровнем конфликтности в сервисах он-лайн общения. Сравнительно более низкий уровень агрессии подростков с признаками зависимости от многопользовательских он-лайн игр, по сравнению с условно здоровыми подростками, возможно, связан с тем, что игра помогает разрядить агрессию, не прибегая к физическим действиям. При этом враждебность подростков с признаками зависимости от серверов он-лайн общения носит соревновательный характер, им важно быть сильнее своего соперника для того, чтобы завоевать авторитет, в то время, как агрессия условно здоровых подростков носит конкурентный характер, т.е. она является, скорее, инструментом для достижения своих намеченных целей.

 

Литература

1.   Антоненко А.А. Особенности клинических проявлений интернет-зависимого поведения у подростков с различными типами деятельности в сети // Вестник психотерапии. – 2013. – № 47 (52). – С. 38–47.

2.   Войскунский А.Е. Феномен зависимости от Интернета // Гуманитарные исследования в Интернете / под ред. А.Е. Войскунского. – М.: Можайск-Терра, 2000. – 432 с.

3.   Грохол Д.М. (Grohol J.М.) Тезисы. Зависимость от Интернета – новое заболевание? // Интернет-зависимость. Психологическая природа и динамик развития / под ред. А.Е. Войскунского. – 2009. – С. 264–266.

4.   Елисеев О.П. Практикум по психологии личности. – СПб., 2003. – С. 310–327.

5.   Ениколопов С. Н. Психология агрессии: основные подходы // Вестник Псковского Вольного университета. – 1994. – № 1. – С. 62—68.

6.   Ениколопов С.Н. Понятие агрессии в современной психологии // Прикладная психология. – 2001. – № 1. – С. 60–71.

7.   Жмуров Д.В. Компьютерные игры и подростковая агрессия. – 2005.

8.   Куштина А. Проблема Heroinware // Компьютера. – 2003. – № 152 (10).

9.   Особенности личности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению / А.А. Антоненко, В.Л. Малыгин, Н.С. Хомерики [и др.] // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2011. – № 4. – С. 105–108.

10.   Особенности семейных коммуникаций при интернет-зависимости у детей-подростков / А.А. Антоненко, В.Л. Малыгин, Н.С. Хомерики [и др.] // Психическое здоровье – 2011. – № 2 (57). – С. 46–49.

11.   Урсу А.В. Компьютерные игры: распространенность увлечения среди молодежи и клинические особенности аддикции: автореф. дис. … канд. мед. наук. – Иваново: ИГМА, 2011.

12.   Цибульский Н.П. Апробация методики М. Хогбена “Легитимизация агрессии в культуре” и методики склонности к агрессивному поведению Басса–Перри. – М.: МГУ, 2002.

13.   Шапкин  А.  Компьютерные  игры:  новая  область  психологических исследований // Психологический журнал. – 1999. – №1. – С. 20.

14.   Barefoot J.C. Developments in the measurement of hostility //  H.S. Friedman (Ed.) Hostility, coping and health. – Washington, DC: American Psychological Association, 1992.

15.   Borowska T. The Internet Addiction versus Aggressive Behaviour among the Youth // NEW EDUCATIONAL REVIEW. – 2009. – Vol. 19, № 3–4. – Р. 171–181.

16.   Braun-Galkowska M.,  Ulfik-Jaworska I. Zabawa w zabijanie. – Gaudium, Lublin, 2002. – P. 99–102

17.   Brad Bushman. Are Internet-addicted kids more violent? // Journal of Adolescent Health. – News release. – Feb. 23, 2009.

18.   Griffiths M.D. Internet addiction: Does it really exist? // Psychology and the Internet: Intrapersonal, Interpersonal and Transpersonal Applications, J. Gackenbach. –  Academic Press, New York. – 1998. – P.61–75.

19.   Huesmann L.R., Eron L.D. Childhood aggression and adult criminality:  Facts, frameworks and forecasts // Advances in criminological theory. – 1992. – Vol. 3.

20.   Janoff-Bulman R. Shattered Assumptions. Towards a New Psychology of Trauma. – New York: The free press, 1992.

21.   Ko C.H., Yen J.Y., Liu S.C. The associations between aggressive behaviors and Internet addiction and online activities in adolescents. – J Adolesc Health. – 2009. – Vol. 44. – P. 598–605.

22.   Liu Т., Marc N. Potenza,  Problematic Internet Use: Clinical Implications // CNS Spectrums. – 2007. – Vol.12(6). – P. 453–466.

23.   Psychiatry comorbidity assessed in Korean children and adolescents who screen positive for Internet addiction / H.J. Yoo, I.H. Cho, B. Chin // Journal of Clinical Psychiatry. – 2006. – Vol.67. – P. 821–826.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 316.628:616.89-008.444.9-053.5

Агрессивность и враждебность у подростков с интернет-зависимым поведением / Малыгин В.Л., Меркурьева Ю.А., Утеулина О.Т. [и др.] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 4(27) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player