Осипов Н.Е.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Когнитивные и эмоциональные индикаторы совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями

Сирота Н.А., Московченко Д.В. (Москва, Российская Федерация)

 

 

Сирота Наталья Александровна

Сирота Наталья Александровна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, декан факультета клинической психологии и заведующий кафедрой клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова.

E-mail: sirotan@mail.ru

Московченко Денис Владимирович

Московченко Денис Владимирович

–  аспирант кафедры клинической психологии Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова.

E-mail: xedin-90@mail.ru

 

Аннотация.

Целью данного исследования являлось изучение когнитивно-эмоциональных индикаторов совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. Когнитивные индикаторы совладающего поведения отражают представления больных о болезни, ее влиянии на психосоциальную адаптацию больных в долгосрочной перспективе. В исследовании использовалась модель базисных убеждений в отношении болезни А. Эверса и Ф. Краймат. В качествен центрального эмоционального индикатора совладающего поведения выступает страх прогрессирования заболевания. Под страхом прогрессирования заболевания понимается беспокойство пациентов о возможности прогрессирования или повторения заболевания со всеми биопсихосоциальными последствиями.

Задачи: 1) Изучить когнитивные и эмоциональные индикаторы совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. 2) Изучить стратегии совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. 3) Изучить связь когнитивных и эмоциональных предикторов с выбором стратегий совладающего поведения.

Материалы и методы исследования. Для изучения когнитивно-эмоциональных индикаторов совладающего поведения было обследовано 177 женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. Средний возраст составил 54,66±6,86 года.

Результаты исследования: Когнитивно-эмоциональные индикаторы совладающего поведения связаны между собой и оказывают существенное влияние на процесс совладающего с болезнью поведения. Совладающее поведение у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы неоднородно и различается в зависимости от когнитивно-эмоционального реагирования на болезнь. Выделено три типа совладания с ситуацией онкологического заболевания у женщин, страдающих онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. Первый выделенный тип является дезадаптивным и предполагает сфокусированность больных преимущественно на негативных аспектах заболевания, более интенсивные эмоциональные реакции и выбор малоадаптивных стратегий совладающего поведения. Второй тип совладания характеризуется умеренно выраженными эмоциональными реакциями, рациональным принятием болезни в сочетании со стремлением получить совет, помощь или информацию о болезни. Больные, отнесенные к третьему типу, рассматривают болезнь с точки зрения позитивных изменений в жизненных приоритетах, личности и межличностных отношениях. Изучение совладающего поведения в данной группе свидетельствует о противоречивом сочетании дезадаптивных и адаптивных стратегий совладания с болезнью поведения. Статистически достоверно выше женщины в данной группе прибегают к стратегии «Позитивное переформулирование и личностный рост», выражающейся в попытке переосмыслить стрессовую ситуацию в позитивном ключе.

Ключевые слова: когнитивные представления о болезни, страх прогрессирования заболевания, совладающее поведение у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Многочисленные отечественные и зарубежные исследования подчеркивают высокую значимость совладающего поведения в процессе психосоциальной адаптации, повышения качества жизни у больных с онкологическими заболеваниями [3; 12; 21]. Несмотря на достижения современной медицины в лечении онкологических заболеваний, постановка диагноза «рак» является психологическим стрессом для пациентов и их семей, что, в свою очередь, активизирует ресурсы совладающего поведения в ситуации болезни. В работах отечественных и зарубежных исследователей показано, что успешность адаптации к жизненным стрессам определяется в первую очередь эффективностью развития ресурсов совладающего поведения [2; 10].

В ситуации тяжелого, хронического заболевания к индикаторам совладающего поведения относятся когнитивные представления о болезни и репрезентация эмоций [6].

Когнитивные представления о болезни

Некоторые исследователи пришли к выводу о том, что когнитивные представления о болезни могут быть обобщены в пять доменов, отражающих идентичность болезни, причины заболевания, временное течение болезни, последствия, лечение [15; 27; 29]. Эти компоненты модели житейского смысла саморегуляции поведения в болезни могут считаться стабильными в течение времени. На формирование убеждений в модели Левенталя оказывает влияние прошлый опыт болезни, различные социальные источники информации, лечащий врач, принятые в культуре представления о заболевании. Особенности каждого из убеждений в системе репрезентации болезни сказываются на локусе контроля здоровья и болезни, что в свою очередь отражает приверженность лечению [14].

Модель репрезентации болезни у женщин, страдающих онкологическими заболеваниями репродуктивной системы, играет важную роль в поддержании психологического благополучия и выборе стратегий совладающего поведения [23]. Различные аспекты репрезентации болезни связаны со страхом прогрессирования заболевания. Так, в одном исследовании было показано, что три компонента модели Левенталя, такие как репрезентация эмоций, идентичность болезни, последствия, цикличность, связаны с дисфункциональным уровнем страха прогрессирования заболевания и выбором малоадаптивных стратегий совладающего поведения [30]. Наиболее тесной у женщин, страдающих онкологическими заболеваниями репродуктивной системы, оказалась связь страха прогрессирования заболевания с репрезентацией эмоций [11]. Полученные данные представляются достаточно понятными, поскольку интенсивный страх прогрессирования заболевания способствует активизации тревоги, депрессии и снижает психосоциальную адаптацию больных.

Несколько иную модель репрезентации болезни предлагают А. Эверс и Ф. Краймат, подчеркивая важность общих реакций на болезнь и активизацию стратегий совладания с ней [8]. А. Эверс и Ф. Краймат предлагают три когнитивных конструкта, описывающих процесс адаптации к длительному стрессу болезни: (а) когниции, подчеркивающие негативное значение стрессора (аттитюд беспомощности или безнадежности), (б) когниции, снижающие негативный смысл стрессового события (принятие неизбежности негативного воздействия стрессора, признание необходимости адаптироваться к хронической болезни), (в) когниции, отражающие позитивное восприятие события (сосредоточение внимания на позитивных последствиях ситуации болезни, таких как изменения в жизненных приоритетах и личных целях, позитивных изменения в личности больного и укрепление взаимоотношений с окружающими).

Такая концептуализация положительных и отрицательных репрезентаций болезни позволяет оценить преобладание у больного позитивных и негативных репрезентаций болезни при длительном стрессе [13].

В некоторых исследованиях показана связь конструкта «Принятие» с более высоким качеством жизни и психологическим благополучием у больных с онкологическими заболеваниями [20].

Конструкт «Беспомощность» в большинстве исследований рассматривается как фактор, связанный c депрессией и тревогой [26].

Репрезентация эмоций

Страх прогрессирования заболевания является одним из наиболее часто встречающихся проблем у онкологических больных [31]. Под страхом прогрессирования заболевания понимается беспокойство пациентов о возможности прогрессирования или повторения заболевания со всеми биопсихосоциальными последствиями. Дисфункциональный страх прогрессирования заболевания связан со снижением качества жизни больных и их благополучия [9; 17]. В то же время, иррациональное игнорирование возможности прогрессирования онкологического заболевания может привести к прекращению необходимого лечения и отсутствию приверженности ему.

Неоднозначна связь стратегий и ресурсов совладающего поведения со страхом прогрессирования заболевания.

Связь феномена страха прогрессирования заболевания с совладающим поведением неоднозначна. Ряд исследований показало, что использование религиозных стратегий совладающего поведения существенно снижает страх прогрессирования заболевания у женщин, больных раком молочной железы [25]. В то же время стратегии, ориентированные на избегание, оказались положительно связаны с уровнем страха прогрессирования заболевания [7].

Тревога и депрессия являются наиболее распространенными психологическими реакциями в ситуации диагностирования онкологического заболевания. По данным некоторых исследований распространённость тревожных расстройств у онкологических пациентов чаще всего варьируется в пределах 10—49 % [4], распространённость  депрессии  у  онкологических  больных колеблется в пределах 1—50 % по данным различных исследователей, причем тяжесть депрессивных переживаний связана с такими факторами, как: локализация опухоли, физические симптомы и стадия заболевания [16; 18]. Выраженность тревожно-депрессивной симптоматики у женщин, больных раком молочной железы, характеризуется выбором эмоционально-ориентированных и направленных на избегание стратегий совладающего поведения [24].

Исследование когнитивных и эмоциональных индикаторов совладающего поведения представляется актуальным, поскольку своевременная диагностика негативных концептуализаций болезни, позволит выявлять больных со снижением психосоциальной адаптации, неадекватной внутренней картиной болезни.

Материалы и методы

В исследовании приняли участие 177 женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы (n=177).

В исследовании приняли участие 177 женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы (n=177). Средний возраст составил 54,66±6,86. Все обследованные пациентки проходили стационарное лечение в Центральной клинической больнице № 2 им. Н.А. Семашко ОАО «РЖД» в г. Москве. Было обследовано 59 женщин, больных раком молочной железы, (n=59), из них на начальных стадиях заболевания обследована 21 пациентка (35%), на поздних стадиях — 38 (64%), 59 женщин с раком тела матки (n=59), из них на начальных стадиях заболевания обследовано 42 пациентки (71%), на поздних стадиях — 17 больных (28%), 59 женщин, больных раком яичников, из них на начальных стадиях обследовано 24 пациентки (40%), на поздних стадиях обследовано 35 пациенток (59%). Социально-демографические характеристики обследованных пациенток:

–    Семейное положение. 73% (n=130) всех обследованных женщин состояло в браке, 12% (n=23) вдовы, 13% (n=24) разведены.

–    Уровень образования. Среди обследованных пациенток с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы средне-специальное образование имели 53% (n=94), средний уровень образования имело 11% (n=20), высшее образование имели 35% пациенток (n=63).

–    Тип получаемого лечения. Больные с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы, обследованные в послеоперационный период, составили 50% (n=89) от всей выборки, на этапе химиотерапии было обследовано 49% (n=88) больных.

–    Прогрессирование/рецидив рака. Прогрессирование или рецидив отмечался у 27% пациенток (n=49), ремиссия отмечалась у 72% (n=128).

Использовались следующие психодиагностические методики:

1.   «Краткий опросник страха прогрессирования заболевания» Хершбах П., Менерт А., Берг П., Генрих Г., Кох У. («Short form of the Fear of Progression Questionnaire» Mehnert A., Herschbach P., Berg P., Henrich G., Koch U.), русскоязычная версия в авторской адаптации. Методика включает в себя 12 утверждений о собственных переживаниях, чувствах, мыслях и направлена на выявление страха прогрессирования заболевания, т.е. переживаний и мыслей, связанных с опасениями о возможности рецидива заболевания.

2.   Cтратегии совладания оценивались при помощи опросника совладания со стрессом «COPE» Ч. Карвер, М. Шайер, Дж. К. Вайнтрауб («Assessing coping strategies», Carver C.S., Scheier M.F., Weintraub J.K.) в адаптации Т.О. Гордеевой, Е.Н. Осина, Е.А. Рассказовой, О.А. Сычева, В.Ю. Шевяховой. В состав методики входят следующие шкалы: позитивное переформулирование, мысленный и поведенческий уход от проблемы, концентрация на эмоциях, использование инструментальной и эмоциональной социальной поддержки, активное совладание, отрицание, обращение к религии, юмор, сдерживание, использование «успокоительных», принятие, подавление конкурирующей деятельности, планирование.

3.   «Опросник когнитивных представлений о болезни» А. Эверса и Ф. Краймата (Illness cognition questionnaire (ICQ) Evers, A.W.M., Kraaimaat, F.W.), русскоязычная версия в авторской адаптации. Методика позволяет исследовать базисные представления о болезни. Испытуемому предлагается 18 утверждений и 4 позиции с оценками по шкале лайкерта от 1 до 4. Опросник включает 3 шкалы: 1) Принятие — когнитивная оценка болезни, при которой пациент стремится снизить аверсивное влияние болезни путем принятия ограничений и убежденности в способности адаптироваться к болезни. 2) Воспринимаемые преимущества болезни — сосредоточение на позитивных изменениях в жизни, подчеркивание её ценности в условиях болезни. 3) Беспомощность — когнитивная оценка болезни, при которой пациент переживает собственную бесполезность, утрату контроля, фокусируется преимущественно на дискомфорте и побочных эффектах от лечения.

4.   «Госпитальная шкала тревоги и депрессии» А.С. Зигмонда, Р.П. Снэйта («Hospital Anxiety & Depression Scale», HADS, A.S. Zigmond, R.P. Snaith, 1983) в адаптации М.Ю. Дробижева (1993). Методика разработана для выявления и оценки тяжести депрессии и тревоги в условиях общемедицинской практики. При формировании шкалы авторы исключали симптомы тревоги и депрессии, которые могут быть интерпретированы как проявление соматического заболевания (например, головокружения, головные боли). Пункты субшкалы депрессии отобраны из списка наиболее часто встречающихся жалоб и симптомов и отражают преимущественно ангедонический компонент депрессивного расстройства. Пункты субшкалы тревоги составлены на основе соответствующей секции стандартизованного клинического интервью Present State Examination и личном клиническом опыте авторов и отражают преимущественно психологические проявления тревоги. Шкала составлена из 14 утверждений, каждому утверждению соответствуют 4 варианта ответа, отражающие градации выраженности признака и кодирующиеся по нарастанию тяжести симптома от 0 баллов (отсутствие) до 3 (максимальная выраженность).

Результаты исследования

Результаты корреляционного анализа (коэффициент ранговой корреляции R Спирмена) когнитивных и эмоциональных индикаторов совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы

По результатам проведенного корреляционного анализа были выявлены статистически достоверные корреляции между когнитивными представлениями о болезни и эмоциональными реакциями.

Выраженность беспомощности в структуре когнитивных представлений о болезни статистически достоверно связана с депрессией (r=+0,49; p<0,001), страхом прогрессирования заболевания (r=+0,51; p<0,05), тревогой (r=+0,25; p<0,001).

Принятие болезни в структуре когнитивных представлений о болезни статистически достоверно отрицательно коррелируют с тревогой (r=−0,33; p<0,001) депрессией (r=−0,47; p<0,001) и страхом прогрессирования заболевания (R=−0,48; p<0,03).

Воспринимаемые преимущества в структуре когнитивных представлений о болезни статистически достоверно отрицательно коррелируют c тревогой (r=−0,49; p<0,001), депрессией (r=−0,47; p<0,001), страхом прогрессирования заболевания (r=−0,52; p<0,01).

Полученные результаты отражены на рисунке 1.

 

 

Рис. 1. Граф корреляционного анализа когнитивных и эмоциональных
индикаторов совладающего поведения

 

Результаты корреляционного анализа (коэффициент ранговой корреляции R Спирмена) индикаторов и стратегий совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы.

По результатам проведенного корреляционного анализа были выявлены статистически достоверные корреляции между индикаторами и стратегиями совладающего поведения.

Исследование когнитивных представлений о болезни и совладающего поведения выявило взаимосвязь данных феноменов. Принятие болезни статистически достоверно положительно связано со стратегиями «Позитивное переформулирование и личностный рост» (r=+0,45; p<0,001), «Использование инструментальной социальной поддержки» (r=+0,41; p<0,001), «Подавление конкурирующей деятельности», «Планирование» (r=+0,41; p<0,001), «Подавление конкурирующей деятельности» (r=+0,41; p<0,001), «Планирование» (r=+0,21; p<0,001). Кроме того выявлены статистически достоверные отрицательные корреляционные связи со стратегиями «Концентрация на эмоциях и их активное выражение» (r=+0,49; p<0,001), «Поведенческий уход от проблемы» (r=−0,44; p<0,001).

Беспомощность статистически достоверно положительно связана со стратегиями «Концентрация на эмоциях и их активное выражение» (r=+0,24; p<0,001), Поведенческий уход от проблемы (r=+0,42; p<0,001).

Воспринимаемые преимущества статистически достоверно положительно связаны со стратегией «Мысленный уход от проблем» (r=+0,44; p<0,001).

Исследование общего уровня страха прогрессирования заболевания и совладающего поведения показало взаимосвязь данных феноменов. Общий уровень страха прогрессирования заболевания имеет статистически достоверную положительную корреляционную связь со стратегией «Поведенческий уход от проблем» (r=+0,33; p<0,001). Статистически достоверная отрицательная корреляционная связь была выявлена между общим уровнем страха прогрессирования заболевания и стратегиями «Активное совладание» (r=−0,38; p<0,001) и «Позитивное переформулирование и личностный рост» (r=−0,41; p<0,001).

Исследование связи тревожно-депрессивных переживаний и совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. Выраженность тревоги статистически достоверно связана со стратегиями «Концентрация на эмоциях и их активное выражение» (r=0,43; p<0,04), «Поведенческий уход от проблем» (r=+0,36; p<0,05). Выраженность депрессии статистически достоверно коррелирует с «Концентрацией на эмоциях и их активное выражение» (r=+0,56; p<0,05).

Результаты исследования типов совладающего с болезнью поведения
у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы

Для подтверждения наличия различных типов совладающего с болезнью поведения в исследуемой группе был применен кластерный анализ (метод k-средних). Для проверки статистически значимых различий в выделенных группах был применен критерий U Манна–Уитни.

Полученные результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1

Результаты кластерного анализа (метод k-средних)

 

Кластер 3. Для больных, вошедших в данный кластер, наряду с адаптивными стратегиями совладающего поведения характерно использование таких стратегий, как «Поведенческий уход от проблем» (10,71±3,11 балла), «Концентрация на эмоциях» (11,76±2,20 балла), статистически достоверно ниже в данной группе выраженность стратегий «Инструментальная социальная поддержка (9,64±2,75 балла), «Принятие» (10,84±2,70 балла). Статистически достоверно выше в данной группе базисное убеждение о болезни «Беспомощность» (16,30±4,19 балла) при низком уровне «Принятия болезни» (12,53±4,10 балла) и «Воспринимаемых преимуществ» (10,48±2,99 балла). Уровень тревожно-депрессивных переживаний в данной группе достигает субклинических значений. Страх прогрессирования заболевания в данной группе достигает дисфункционального уровня.

Кластер 2. Женщины с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы, вошедшие в данный кластер, статистически достоверно чаще обращаются к проблемно ориентированной стратегии «Инструментальная социальная поддержка» (12,30±2,08 балла). Структура когнитивных представлений о болезни характеризуется преобладанием «Принятия болезни» (16,33±5,03 балла) над «Беспомощностью» (12,16±4,26 балла) и «Воспринимаемыми преимуществами болезни» (12,80±4,59 балла). В данной группе уровень тревоги достигает субклинических значений. Страх прогрессирования заболевания в данной группе выражен умеренно.

Кластер 1. Больные, вошедшие в данный кластер, чаще прибегают к использованию стратегии «Позитивное переформулирование и личностный рост» (11,05±2,45) и «Поведенческий уход от проблем» (9,15±2,95 балла). В структуре когнитивных представлений о болезни отмечается статистически достоверно более высокий уровень «Воспринимаемых преимуществ болезни» (15,46±4,20), уровень тревоги и депрессии не достигает субклинических значений. Для данной группы характерным является низкий уровень страха прогрессирования заболевания.

Результаты исследования клинико-анамнестических показателей у женщин
с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы

Результаты исследования клинико-анамнестических показателей у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы в зависимости от уровня страха прогрессирования заболевания представлены в таблице 2.

 

Таблица 2

Клинико-анамнестические показатели у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы

 

Обсуждение результатов исследования

Проведенный кластерный анализ (метод k-средних) позволил выделить три типа совладающего с болезнью поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы.

Тип 1. Дезадаптивная модель совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы.

Для больных, вошедших в данный тип, характерно преобладание негативных убеждений в отношении болезни. Женщины с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы фокусируются преимущественно на негативных аспектах заболевания как неконтролируемого, непредсказуемого и неизменного состояния. Более интенсивные эмоциональные реакции и беспокойства в отношении возможности утраты автономии, семейные страхи и страхи, связанные с профессиональными достижениями, указывают на то, что установки в отношении болезни, переносимые больными на повседневную жизнь, сочетаются с субклиническим уровнем тревожно-депрессивных переживаний. Стратегии совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы с дезадаптивной моделью совладающего поведения характеризуются поведенческим отключением, отказом от достижения цели, снижением усилий в процессе преодоления стрессов, связанных с болезнью, с одной стороны и с другой — фокусировкой на неприятных эмоциях и неприятностях.

Тип 2. Модель конструктивного совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы.

Женщины с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы с конструктивной моделью совладающего поведения характеризуются умеренно выраженным уровнем страха прогрессирования заболевания. В структуре когнитивных представлений о болезни в данной группе отмечается преобладание когниции «Принятие болезни», снижающей негативный смысл стрессового события (принятие неизбежности негативного воздействия стрессора, признание необходимости адаптироваться к хронической болезни) способствует преодолению аверсивного влияния болезни. Совладающее поведение у больных с конструктивным страхом прогрессирования заболевания характеризуется стремлением получить совет, помощь или информацию о болезни, что сочетается с субклиническим уровнем тревоги.

Тип 3. Модель позитивного переформулирования стресса в структуре совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы.

В данной группе болезнь рассматривается пациентами с точки зрения позитивных изменений в жизненных приоритетах, личности и межличностных отношениях. Изучение совладающего поведения в данной группе свидетельствует о противоречивом сочетании дезадаптивных и адаптивных стратегий совладания с болезнью. Статистически достоверно выше женщины в данной группе прибегают к стратегии «Позитивное переформулирование и личностный рост», выражающейся в попытке переосмыслить стрессовую ситуацию в позитивном ключе. В то же время больные в данной группе прибегают к использованию стратегии «Поведенческое избегание», что указывает на гипонозогнозический вариант адаптации к болезни. Характерным для данной группы является низкий уровень страха прогрессирования заболевания и тревожно-депрессивных переживаний.

 

Литература

1.   Сирота, Н.А.. Копинг-поведение женщин, имеющих рак молочной железы // Ресурсы и антиресурсы личности в современных копинг-исследованиях: материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием, 8-9 ноября 2012 г. – С. 247–251.

2.   Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Копинг-поведение и психопрофилактика психосоциальных расстройств у подростков // Обозреватель психиатрии и медицинской психологии. – 1993. – № 1. – С. 53–59.

3.   Adjustment to breast cancer: The psychobiological effects of psychosocial interventions / G. Pompe, M. Antoni, A. Visser [et al.] // Patient EducCouns, 1996. – Vol. 28. – P. 209–2.

4.   Anxiety disorders and comorbid medical illness / P.P. Roy-Byrne, K.W. Davidson, R.C. Kessler [et al.] // Gen Hosp Psychiatry. – 2008. – V. 30. – P. 208–225.

5.   Baum A, Taylor SE, Singer JE, eds. Handbook of psychology and health: social psychological aspects of health (vol. 4). Hillsdale, New Jersey: Earlbaum, 1984. – P. 219–252.

6.   Cameron L.D., Leventhal H. (Eds.). The self-regulation of health and illness behavior. London; New York: Routledge, 2003.

7.   Coping among older-adult, long-term cancer survivors / G.T. Deimling, L.J. Wagner, K.F. Bowman [et al.] // Psycho Oncology. – 2006. – Vol. 15(2). – P. 143–159.

8.   Evers A.W., Kraaimaat F.W., van Lankveld W. Beyond unfavorable thinking: the illness cognition questionnaire for chronic diseases // J Consul Clin Psychol. – 2001. – Vol. 69. – P. 1026–36.

9.   Fear of recurrence following head and neck cancer in the outpatient clinic / S.N. Rogers, B. Scott, D. Lowe [et al.] // Eur Arch Otorhinolaryngol. – 2010. Vol. 267(12). – P. 1943–1949.

10.   Folkman S., Lazarus R.S. Manual for Ways of Coping Questionnaire. – Palo Alto, CA: Consulting Psychologist Press, 1988.

11.   Gould R.V., Brown S.L., Bramwell R. Psychological adjustment to gynaecological cancer: patients' illness representations, coping strategies and mood disturbance // Psychol Health. – 2010, Jun; – Vol. 25(5). – P. 633–646.

12.   Heim E. Coping-based intervention strategies // Patient Educ Couns, 1995. – Vol. 26. – P. 145–151.

13.   Kendall P.C., Howard B., Hays R. Self-referent speech and psychopathology: The balance of positive and negative thinking // Cognitive Therapy and Research, 1989. – Vol. 13. – P. 583–598.

14.   Lau RR, Bernard TM, Hartman KA. Further explorations of common-sense representations of common illnesses // Health Psychology, 1989. – Vol. 8. – P. 195–219.

15.   Leventhal H., Nerenz D., Steele D.J. Illness representation and coping with health threats. In: Baum A., Taylor S.E., Singer J.E., eds. Handbook of psychology and health. – Hillsdale, New Jersey: Erlbaum, 1984. – P. 219–252.

16.   Massie M.J. Prevalence of depression in patients with cancer // J Natl Cancer Inst Monogr, 2004. – Vol. 32. – P. 57–71.

17.   Mellon S., Northouse L.L., Weiss L.K. A population-based study of the quality of life of cancer survivors and their family caregivers // Cancer Nurs. – 2006. – Vol. 29(2). – P. 120–131.

18.   McDaniel J.S., Musselman D.L. Depression in patients with cancer: diagnosis, biology, and treatment // Arch Gen Psychiatr, 1995. – Vol. 52(2). – P. 89–99.

19.   Parle М., Jones B., Maguire P. Maladaptive coping and affective disorders among cancer patients // Psychological Medicine, 1996. – Vol. 26. – P. 735–744.

20.   Peace, Equanimity, and Acceptance in the Cancer Experience (PEACE): validation of a scale to assess acceptance and struggle with terminal illness / J.W. Mack, M. Nilsson, T. Balboni [et al.] // Cancer. – 2008 Jun. – Vol. 112(11). – P. 2509–2517.

21.   Petticrew M, Bell R, Hunter D. Influence of psychological coping on survival and  recurrence  in  people  with  cancer:  systematic review // BMJ, 2002. – Vol. 325. P. 1066–1076.

22.   Psychological response to breast cancer and 15 year outcome / S. Greer, Т. Morris, K.W. Pettingale [et al.] // Lancet, 1990. – Vol. 335. – P. 49–50.

23.   Rozema H, Völlink T, Lechner L. The role of illness representations in coping and health of patients treated for breast cancer //  Psychooncology. – 2009 Aug. – Vol. 18(8). – P. 849–857.

24.   Saniah A.R., Zainal N.Z. Anxiety, Depression and Coping Strategies in Breast Cancer Patients on Chemotherapy // Malaysian Journal of  Psychiatry, 2010. – Vol. 2(8). – P. 90–94.

25.   Schreiber J.A. Image of God: effect on coping and psychospiritual outcomes in early breast cancer survivors // Oncol Nurs Forum. 2011. – Vol. 38(3). – P. 293–301.

26.   Shim E.J., Hahm B.J. Anxiety, helplessness/hopelessness and 'desire for hastened death' in Korean cancer patients // Eur J Cancer Care (Engl). – 2011 May. – Vol. 20(3). – P. 395–402.

27.   The illness perception questionnaire: a new method for assessing the cognitive representation of illness / J. Weinman, K.J. Petrie, R. Moss-Morris [et al.] // Psychol Health. – 1996. – Vol. 11. – P. 431–445.

28.   The revised illness perception questionnaire (IPQ-R) / R. Moss-Morris, J. Weinman, K.J. Petrie // Psychology and Health, 2002. – Vol. 17(1). – P. 1–16.

29.   Turk D.C., Rudy T.E., Salovey P. Implicit models of illness: Description and validation // J Behav Med, 1986. – Vol. 9. – P. 453–474.

30.   Vélez E, Ramasco M. Meaning of illness and illness representations, crucial factors to integral care // EDTNA ERCA J. – 2006 Apr-Jun. – Vol. 32(2). – P. 81–85.

31.   Vickberg S.M. The Concerns About Recurrence Scale (CARS): a systematic measure of women’s fears about the possibility of breast cancer recurrence // Ann Behav Med. – 2003. – Vol. 25(1). – P. 16–25.

 

 

Ссылка для цитирования

Сирота Н.А., Московченко Д.В. Когнитивные и эмоциональные индикаторы совладающего поведения у женщин с онкологическими заболеваниями // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 4(27) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player