Осипов Н.Е.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Медицинская психодиагностика: современная методология исследования и интеграционные процессы в психологии и медицине

Вассерман Л.И., Щелкова О.Ю., Дубинина Е.А.
(Санкт-Петербург, Российская Федерация)

 

 

Вассерман Людвиг Иосифович

Вассерман Людвиг Иосифович

–  доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры медицинской психологии и психофизиологии СПбГУ, главный научный сотрудник Лаборатории клинической психологии и психодиагностики Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева.

E-mail: psy_lab@inbox.ru

Щелкова Ольга Юрьевна

Щелкова Ольга Юрьевна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, заведующая кафедрой медицинской психологии и психофизиологии Санкт-Петербургского государственного университета.

E-mail: olga.psy.pu@mail.ru

Дубинина Елена Александровна

Дубинина Елена Александровна

–  кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры клинической психологии и психологической помощи Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, научный сотрудник Лаборатории клинической психологии и психологической диагностики Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологичес-кого института им. В.М. Бехтерева.

E-mail: trifonovahelen@yandex.ru

 

Аннотация. В статье анализируются методологические основы медицинской психодиагностики. Медицинская психодиагностика рассматривается как система профессиональной деятельности психологов в медицине, основное содержание которой составляет изучение личности во всем многообразии и единстве ее психических проявлений в ситуациях болезни, предболезни и высокого риска развития патологии. Для практики психодиагностики в России методологической основой стала теория отношений личности, разработанная В.Н. Мясищевым. Вместе с тем, медицинская психодиагностика рассматривается как составная часть диагностики в медицине. Помимо этого, медицинская психодиагностика должна иметь выраженный психотерапевтический потенциал. Работы В.Н. Мясищева и его концепция были сформулированы в первой половине ХХ века задолго до появления работ Дж. Энгеля и во многом согласуются с системным подходом Б.Ф. Ломова, с теорией функциональных систем П.К. Анохина, с теорией мозговых механизмов А.Р. Лурии. Понимание адаптации человека как системного процесса, разворачивающегося многомерно на разных уровнях его организации (от биохимического до социально-психологического) позволяет формировать и реализовывать решения актуальных задач не только в клинической медицине, но и в профилактике кризисных, предболезненных и патологических состояний, связанных с влиянием социальной фрустрированности и стресса. Изучение психологических механизмов адаптации личности к болезни актуально при любых формах патологии, но особенно важно при соматических расстройствах. Именно психологическая диагностика должна выявлять и оценивать «психологические ресурсы» личности через призму ценностного сознания, или, иначе говоря, через личностный смысл здоровья в целом и болезни, в частности. Представляется, что естественно-научная и гуманитарная парадигмы должны дополнять и обогащать друг друга, чтобы субъективный мир больного, его личность были более доступны исследователю. Понимание субъективного мира человека, его личности в ситуации здоровья, предболезни и болезни и является основной задачей медицинской психодиагностики.

Ключевые слова: медицинская психодиагностика, медицинская (клиническая) психология, методология, методы, адаптационная парадигма.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Психодиагностика является неотъемлемой составной частью психологической науки и практики. В обобщенном плане ее сущность составляет диагностика состояний, свойств и возможностей «единичного» человека, практическая работа с каждым отдельным человеком в целях его воспитания и обучения, профилактики и лечения» [3, c. 55].

Это известное определение психодиагностики следует, прежде всего, рассматривать с позиций теории и методологии психологической науки. Б.Ф. Ломов [22] видел в ней и большой практический потенциал, возможность интеграции различных психологических дисциплин и раскрытия системных механизмов психики человека, соотношений биологического и психосоциального. Последнее обстоятельство чрезвычайно важно для современной теоретической, клинической и профилактической медицины.

Говоря о фундаментальном для медицины значении психологической науки и, в частности, психодиагностики, можно с уверенностью говорить о специфике именно медицинской психодиагностики — понятия, введенного в эту предметную область авторами. Медицинская психодиагностика решает на основе теории и методов психологической науки задачи, связанные с изучением роли психологических факторов в этиологии, патогенезе, лечении и профилактике заболеваний. Таким образом, медицинская психодиагностика является одним из важных интегрирующих факторов в развитии медицинских дисциплин, непосредственно связанных с психическим здоровьем: психиатрии, неврологии и нейрохирургии, неврозологии, наркологии, психосоматической медицины. Медицинская психодиагностика раскрывает закономерности влияния болезни на личность и личности на болезнь в контексте общемедицинской (общебиологической) концепции адаптации человека.

Концепция адаптации в своей системной сущности, с нашей точки зрения, подчеркивает справедливость теории отношений личности В.Н. Мясищева, которая позволяет видеть в целостной личности единство когнитивных, эмоциональных и поведенческих паттернов. Мы полагаем, что теория отношений заложила фундамент современного понимания личностных смыслов здоровья и болезни, которые являются предметом исследований с помощью медицинской психодиагностики.

Востребованность медицинской психодиагностики связана со многими факторами в современной жизни общества, например, с распространенностью пограничных нервно-психических расстройств, психосоматической патологии и соматопсихических расстройств в общемедицинской практике, психических расстройств вследствие мозговых поражений, аномалий развития детей и подростков, саморазрушающего поведения и многих других. Медицинская психодиагностика актуальна в любой области медицины, в каждой из которых решает свои задачи (взаимосвязанные с задачами конкретной области медицины).

В медицине психодиагностика, опираясь на теорию и методы психологической науки, позволяет получить данные об особенностях и нарушениях психических функций, процессов, состояний, личности и поведения человека в условиях болезни или при ситуациях, угрожающих нарушениями психического здоровья у практически здоровых людей. С ее помощью уточняются нозологические и синдромологические характеристики больных в общей системе клинического обследования, формируются «мишени» для психологической коррекции, психотерапии и реабилитации.

Медицинская психодиагностика имеет свою методологию и методические принципы. И здесь необходимо подчеркнуть, что психодиагностика в медицине не может пониматься и использоваться только как метод измерения и основанная на этом квалификация содержания изменений личности. Психодиагностика в целом, и особенно медицинская психодиагностика — сложная системная деятельность [11]. Логика психодиагностического процесса, особенно в медицинской психологии, подчиняется системной парадигме; она отражает единство клинического и экспериментального, качественного и количественного в анализе причинно-следственных связей по результатам психодиагностического исследования.

Конечно, особо следует подчеркнуть роль психологической диагностики в клинической медицине, где она выступает необходимым элементом лечебно-диагностического и реабилитационного процессов, предваряющим и оценивающим результат активных психологических вмешательств, а также фармакотерапии [17].

Психодиагностические исследования в области медицины и здравоохранения основывается на знании законов общей, дифференциальной и экспериментальной психологии, природы и структуры изучаемых психологических феноменов, а также на знании закономерностей процесса психологического исследования, включая характеристики инструментов психодиагностики, социально-коммуникативные и этические аспекты взаимодействия психолога с испытуемым. Кроме того, она опирается на представления современной науки о соотношении психической нормы и патологии, биологического и социального, осознанного и бессознательного в психической жизни человека. В ее основе также лежат клинические представления о соотношении общемозговых и локальных, органических и психогенных факторов в этиологии и патогенезе нарушений психической деятельности, о роли психологических факторов в лечении, психотерапии и социальной реабилитации больных. В связи с этим еще раз следует сказать, что медицинская психодиагностика должна закономерно рассматриваться как составная часть диагностики в медицине [10; 11].

Пройдя непростой путь становления и развития, отечественная медицинская психодиагностика сформировала собственные методологические принципы и систему методов. Однако разработка методологии и методов психодиагностики по-прежнему является актуальной задачей. Напомним в этой связи, что медицинская психология в настоящее время утвердила себя как динамично развивающаяся и самостоятельная социально значимая область не только психологической, но и медицинской науки и практики. Ее важнейшей функцией является формирование на гуманистической основе профессиональной идеологии специалистов в различных областях медицины и здравоохранения через личностный подход к больному, его микросоциальному окружению к диагностическому и лечебно-реабилитационному процессу в целом. Именно о такой концепции развития медицинской психологии писал в одной из своих последних статей В.Н. Мясищев [27].

Таким образом, медицинская (клиническая) психология, а следовательно, и медицинская психодиагностика, правомерно должна рассматриваться в своем единстве общих теоретических оснований, методологических принципов и практической реализации. В наибольшей степени это единство очевидно для служб психического здоровья, психиатрии, неврозологии, наркологии, неврологии, нейрохирургии, соматологии, медицины катастроф и психологии кризисных ситуаций, конфликтологии, медицинской педагогики и др. И наиболее общие методологические принципы, а точнее, задачи исследования в этих областях науки — это раскрытие закономерностей формирования психической сферы человека в условиях патологии или предпатологии с опорой на представления о личностных ресурсах адаптации, включая социальные аспекты проблемы [13; 29], исследование познавательной деятельности, эмоциональных и личностных особенностей в широком контексте этого понятия.

Медицинская психодиагностика должна (с этических и деонтологических позиций) являться важным этапом психологической помощи лицам с трудностями адаптации к тем проблемам психического и соматического здоровья, которые фрустрируют личность, снижая ее адаптивный потенциал. При этом не вызывает сомнений, что медицинская психодиагностика должна иметь существенный психотерапевтический радикал. Опираясь на выявляемые сохранные стороны личности, стимулируя черты индивидуальности (по Б.Г. Ананьеву), включая систему жизненных смыслов и ценностей, клинический психолог (а также психологически ориентированный врач) должен способствовать формированию реалистичных и конструктивных способов совладания со стрессом болезни [7; 15].

Таким образом, объектом медицинской психодиагностики является человек с трудностями адаптации в ее системном, главным образом, психосоциальном понимании. При реализации многомерной личностной диагностики весьма значимыми являются не только патологический контекст расстройств, но и сложные полифакторные психосоциальные влияния, обусловливающие инициацию болезненных проявлений, характер течения, резистентность (или, напротив, эффективности) лечения, отношение к болезни и ее последствиям в самосознании обследуемых, механизмы совладания с фрустрирующими влияниями болезни, система смыслов и ценностей и, разумеется, учет факторов внеморбидного окружения, социальной поддержки. Все сказанное уже обсуждалось ранее в отношении к психически больным и было, в той или иной степени, сформулировано в концепции функционального диагноза и общемедицинской концепции реабилитации [12; 16; 28; 33].

Известно, что теоретическим обоснованием (как бы предтечей) указанных концептуальных подходов в указанной области являлись работы В.Н. Мясищева [14; 27], понимавшего личность как систему отношений в единстве и взаимовлиянии когнитивных, эмоциональных и поведенческих компонентов, рассматриваемых в генетическом и историческом контекстах. В отечественной психологии приоритетные проблемы человека как целостности, обусловленной единством биологического и социального, были системно исследованы в работах Б.Г. Ананьева [4]. Именно Б.Г. Ананьев, задолго до повсеместного утверждения биопсихосоциальной парадигмы как исследовательского подхода в медицине и психологии, указывал на необходимость изучения человека в его уникальности и неповторимости, определяемых своеобразием биологических, психологических и социальных свойств в их взаимодействии.

Таким образом, идеи целостного (холистического) подхода к человеку, реализуемого в частности в психодиагностике благодаря работам ленинградской школы научной психологии, помогли в значительной мере преодолеть биологический редукционизм в теории и практике медицинской психологии (и в более широком контексте наук о человеке). И это, подчеркнем, на годы раньше публикаций Джорджа Энгеля [35], которого в большинстве зарубежных (да и отечественных) публикаций нередко называют основоположником биопсихосоциальной модели (биопсихосоциальной парадигмы).

В методологии психологической науки (психодиагностики в частности) понятие системности прочно связано с именем Б.Ф. Ломова [22]. Автор в «науке наук о человеке» (психологии) раскрывает понятие системности (многомерности, многоуровневости и историчности) как биопсихосоциальной сущности человека — комплекса взаимосвязанных и иерархически организованных элементов, взаимодействие которых обеспечивает его функционирование и развитие.

Следует отметить, что системный подход, теория функциональных систем П.К. Анохина [5] также лежит в основе теории мозговых механизмов познавательных процессов, развивавшейся А.Р. Лурия [23]. В современной нейропсихологии он (системный подход) доминирует и в понимании мозговой организации эмоциональной сферы, а также когнитивно-аффективных соотношений при церебральной патологии [34].

Таким образом, в методологическом плане биопсихосоциальный подход предполагает многомерный и многоуровневый анализ функционирования человека — здорового или больного, оценку результатов его исследования с учетом влияния внутренних и внешних, биологических и психосоциальных факторов на структурном и функциональном уровнях. Взаимосвязи и взаимозависимость таких факторов определяют изменчивость и пластичность приспособительных механизмов человека к меняющимся условиям внутренней и внешней среды, формируя онто- и социогенетически адаптивный потенциал личности.

Одним из основополагающих методологических принципов биопсихосоциального подхода к оценке здоровья и болезни (во всей сложности и тонкости их оценки) является концепция адаптации человека. Эта концепция, как известно, носит общебиологических и общемедицинский характер [6]. Концепция адаптации, ее системное понимание позволяет раскрыть динамические аспекты жизнедеятельности человека как биопсихосциальной целостности, закономерности, лежащие в основе стабильности здоровья или формирования патологии, особенности при воздействии стрессогенных факторов [1; 7]. Развитие основных положений концепции адаптации в медицине и, особенно, в медицинской психологии приводит постепенно, но неуклонно к замене традиционного нозоцентрического подхода в диагностике и лечении адаптационным [10; 16; 28; 31]. В настоящее время адаптация человека в рамках различных исследовательских направлений (биохимического, психофизиологического, психологического, социального и др.) рассматривается как целостная многоуровневая (биопсихосоциальная) и самоуправляемая система, направленная на поддержание устойчивого взаимодействия индивида с окружающей средой [2; 8; 25].

Понимание адаптации человека как системного процесса, разворачивающегося многомерно на разных уровнях его организации (от биохимического до социально-психологического) позволяет формировать и реализовывать решения актуальных задач не только в клинической медицине, но и в профилактике кризисных, предболезненных и патологических состояний, связанных с влиянием социальной фрустрированности и стресса [2].

Значимость стрессогенных воздействий отмечается и в клинике соматических расстройств [32], где возрастает распространенность пограничной нервно-психической патологии, особенно соматизированного / соматоформного типа. Понятие «соматические» расстройства носит обобщенный характер, как бы противопоставляемый расстройствам психическим. Однако современное понимание системного характера нарушений адаптации, в частности в соматической клинике, окончательно утвердило медицинское и медико-психологической сообщество в том, что в целостной биопсихосоциальной системе особую роль играют подсистемы психосоматических и соматопсихических связей и что связи между соматическим и психическим уровнями носят двусторонний характер, образуя так называемые «кольцевые зависимости» [18; 36], а по существу, «порочный» круг психосоматического-соматопсихического взаимодействия. Очевидно, что взаимосвязи между психическим и соматическим являются естественным интегрирующим механизмом функционирования человека как биопсихосоциальной системы [30]; они развиваются в процессе онтогенеза, однако становятся предметом особого внимания врачей и психологов при появлении патологических феноменов.

Правильное диагностирование соотношений между психическими и соматическими факторами в формировании симптоматики у каждого конкретного больного является необходимым условием выбора адекватной и эффективной стратегии лечения. Но именно это обстоятельство представляет особую сложность, например, в случаях хронической соматической патологии, когда психическая, соматическая и / или соматоформная симптоматика развивается как результат сложных и неоднозначных психосоматических-соматопсихических зависимостей на почве физиологических отклонений в ситуации блокирования витальных и социальных потребностей, а также изменения системы отношений личности.

Очевидно, что рассматривая психосоматические и соматопсихические расстройства, методологически более адекватно говорить о психосоматических и соматопсихических соотношениях, подчеркивая этим проблемы причинно-следственных связей. В обобщенном виде это может обсуждаться в контексте проблем «личность—болезнь» и «болезнь—личность», хотя глубинные факторы взаимодействия здесь чрезвычайно сложны. Многочисленные научные исследования и опыт показывают, что в психосоматической медицине доминирующая роль эмоциональных факторов сегодня не вызывает особых сомнений, когда речь идет об инициации («запуске») болезни и ее подчас противоречивых клинических проявлений. Вместе с тем, при затяжном характере расстройств или при резистентности больных к традиционным формам лечения такую патологию в клинико-психологическом плане, по-видимому, следует рассматривать уже с позиций соматопсихических соотношений. И здесь, с нашей точки зрения, методологически актуальна схема «личность—болезнь—личность» [26]. Весьма вероятно, что стрессогенные факторы, интрапсихические конфликты и другие эмоционально обусловленные механизмы возникновения, условно говоря, психосоматического расстройства в таких случаях не являются очевидными и убедительными с диагностических позиций. На первый план выступают сложные и системно организованные когнитивно-аффективные реакции на актуальное для личности болезненное состояние и связанное с ним эмоциональные (аффективные) переживания. Показано, что симптомы расстройств аффективного спектра особенно отчетливо выступают при сформировавшейся в самосознании больных представлении о витальной угрозе [19].

Все сказанное заставляет еще раз обратить внимание на значение медицинской психодиагностики в общей системе клинического обследования больных. Методологически обоснованными и значимыми при психологической диагностики представляются не только анализ причин и механизмов возникновения и развития соматических расстройств, но и сложные, системно обусловленные констелляции биологических и психосоциальных факторов в формировании специфики инициации и течения болезни, содержание системы отношений к болезни и ее возможным последствиям, психологические механизмы совладания с фрустрирующим влиянием болезни. При этом, как уже говорилось, именно психологическая диагностика должна выявлять и оценивать «психологические ресурсы» личности через призму ценностного сознания, или, иначе говоря, через личностный смысл здоровья в целом и болезни, в частности.

Изучение психологических механизмов адаптации личности к болезни актуально при любых формах патологии, но особенно важно при соматических расстройствах. Любая хроническая болезнь при осознании её человеком является, без сомнения, ситуацией кризиса, дезорганизующего социальную жизнь пациента иногда более остро, чем соматические проявления болезни, и особое место здесь занимает система аффективно-когнитивного реагирования, обозначаемого многомерным понятием «внутренняя картина болезни» (ВКБ). Как уже неоднократно подчёркивалось, ВКБ отражает системные психологические механизмы реагирования пациента на фрустрирующее влияние болезни, субъективную концепцию прогноза и, как следствие, систему взаимоотношений как в диаде «врач—больной», так и со значимым социальным окружением. Концептуально здесь можно выделить два взаимосвязанных аспекта: биологический (психофизиологический) и психологический (личностно-средовой). Последний отражает соотношение «личность—болезнь». В наиболее структурированной форме оно анализируется именно при соматических расстройствах психогенного, а чаще и отчётливее — соматогенного происхождения, если иметь в виду именно ВКБ. При очевидном смысловом различии понятий «личность» и «болезнь» в психодиагностике они должны обсуждаться в контексте их взаимовлияний. Болезнь влияет на личность пациента и, подчас, деформирует её, но и личность влияет на болезнь, на её течение, эффективность лечения и восстановление (реабилитацию). Понятно, что коррелятивная связь такого рода выступает как двусторонняя связь между причиной и следствием. Болезнь с позиций теории отношений В.Н. Мясищева [27] является весьма значимым событием в жизни личности, поэтому следует говорить о личностном смысле болезни и возможных её следствий. Личностный смысл фрустрирующего события «болезнь», вероятно, имеет кумулирующее свойство, влияя на другие «психологические смыслы», изменяя тем самым условия психосоциального функционирования личности. Учитывая сказанное, рассматриваемый аспект проблем «болезнь—личность» и «личность—болезнь», с нашей точки зрения, следует анализировать с позиций динамики психологических смыслов [20; 26], которые онто- и социо-генетически связаны с ценностным отношением к здоровью в определённой культуре. В связи с этим представляется целесообразным обратить внимание на «личностный смысл здоровья», иначе говоря, на индивидуальную ценность здоровья в иерархии ценностного сознания личности. Понятие «личностный смысл здоровья» часто используется в социальной психологии [13], но его содержание, подчеркнём, существенным образом отличается от понимания ценности здоровья индивидом.

Личностный смысл здоровья приобретает конкретные очертания и наполняется психологическим содержанием только в ситуации болезни или её угрозы (предболезни), когда возникает потенциально фрустрирующая ситуация — блокирование актуальных потребностей личности. Естественно, что при этом предполагается, в определенной мере, сохранность самосознания личности, адекватная оценка перспектив, физических, психологических и социальных ресурсов для преодоления болезни. Это очень сложные психологические соотношения, понимание которых находится за пределами доминирующей в медицине естественно-научной парадигмы. С нашей точки зрения, такой подход к оценке отношений больного человека сегодня уже не может обеспечить изучение целостной личности, индивидуальности переживаний и ценностей, её духовной сущности. В настоящее время в качестве антитезы традиционной модели, где пациент выступает преимущественно как объект врачебного воздействия или психологического исследования, развивается и всё более активно применяется не только психологическим, но и медицинским сообществом гуманистическая модель [21]. Основоположники гуманистической психологии (Маслоу, Роджерс, Франкл и др.) в этом движении научной мысли видели возможность исследовать и лечить человека с уникальным характером переживаний, ответственно решающего, как поступать в кризисных ситуациях болезни [24].

Теория гуманистической психологии, утверждая идеи принятия больного с его уникальным генетическим и историческим опытом, проблемами, стремлениями к развитию, духовности, к постижению смысла жизни и её ценности, при всех её противоречиях, с нашей точки зрения, существенным образом влияет на развитие современной личностно-ориентированной психотерапии, а следовательно, и реабилитологии в широком медицинском и психологическом содержании этого понятия [9]. Представляется, что естественно-научная и гуманитарная парадигмы должны дополнять и обогащать друг друга, чтобы субъективный мир больного, его личность были более доступны исследователю. А именно субъективного мира человека, его личности в ситуации здоровья, предболезни и болезни и является основной задачей медицинской психодиагностики.

 

Литература

1.   Абабков В.А., Перре М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. – СПб.: Речь, 2004. – 168 с.

2.   Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. – М.: Медицина, 2000. – 496 с.

3.   Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х т. – М.: Педагогика, 1980.

4.   Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – Л.: ЛГУ, 1968. – 340 с.

5.   Анохин П.К. Системные механизмы высшей нервной деятельности. – М.: Наука, 1979. – 454 с.

6.   Березин Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. – Л.: Наука, 1988. – 268 с.

7.   Вассерман Л.И., Абабков В.А., Трифонова Е.А. Совладание со стрессом: теория и психодиагностика: учебно-методическое пособие. – СПб.: Речь, 2010. – 192 с.

8.   Вассерман Л.И., Беребин М.А., Косенков Н.И. О системном подходе к оценке психической адаптации // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 1994. – № 3. – С. 16–25.

9.   Вассерман Л.И., Трифонова Е.А. Гуманистическая психология, качество жизни и ценностное сознание личности // Сибирский психологический журнал. – 2011. – № 40. – С. 129–135.

10.   Вассерман Л.И., Трифонова Е.А., Щелкова О.Ю. Психологическая диагностика и коррекция в соматической клинике: научно-практическое руководство. – СПб.: Речь, 2011. – 270 с.

11.   Вассерман Л.И., Щелкова О.Ю. Медицинская психодиагностика: Теория, практика, обучение. – СПб. – М.: Академия, 2003. – 736 с.

12.   Воловик В.М. О функциональной диагностике психических заболеваний // Новое в теории и практике реабилитации психически больных: сб. науч. тр. / под ред. М.М. Кабанова и др. – Л.: Ленингр. н.-и. психоневрол. ин-т. им. В.М. Бехтерева, 1985. – С. 26–32.

13.   Гурвич И.Н. Социальная психология здоровья. – СПб.: изд-во СПбГУ, 1999. – 1023 с.

14.   Иовлев Б.В., Карпова Э.Б. Психология отношений: концепция В.Н. Мясищева и медицинская психология. – СПб.: Сенсор, 1999. – 76 с.

15.   Исаева Е.Р. Механизмы психологической адаптации личности: современные подходы к исследованию копинга и психологической защиты // Вестник СПбГУ. – 2008. – Серия 12 «Психология». – Вып. 2. – С. 40–46.

16.   Кабанов М.М. Психосоциальная реабилитация и социальная психиатрия. – СПб.: СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1998. – 255 с.

17.   Карвасарский Б.Д. Медицинская психология. – Л.: Медицина, 1982. – 271 с.

18.   Коркина М.В., Марилов В.В. Варианты психосоматического развития личности при заболеваниях ЖКТ // Журн. неврол. и психиат. – 1995. – № 95(6). – С. 43–47.

19.   Краснов В.Н. Расстройства аффективного спектра. – М.: Практическая медицина, 2011. – 432 с.

20.   Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика. – М.: Смысл, 2003. – 487 с.

21.   Ловелле Р.П., Кудрявая Н.В. Психологические основы деятельности врача. – М.: ВУНМЦ, 1999. – 203 с.

22.   Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. – М.: Наука, 1984. – 444 с.

23.   Лурия А.Р. Основы нейропсихологии: учебное пособие. – М.: изд-во Моск. ун-та, 1973. – 374 с.

24.   Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы / пер. с англ. – М.: Смысл, 1999. – 425 с.

25.   Меерсон Ф.З. Адаптация, стресс и профилактика. – М.: Наука, 1981. – 280 с.

26.   Методологические основы психологической диагностики в клинике соматических расстройств / Л.И. Вассерман, Б.В. Иовлев, Е.А. Трифонова [и др.] // Сибирский психологический журнал. – 2010. – № 38. – С. 24–28.

27.   Мясищев В.Н. Проблема личности в психологии и медицине // Актуальные вопросы медицинской психологии: труды ЛНИ ПНИ им. В.М. Бехтерева / под ред. М.М. Кабанова и И.М. Тонконогого. – Л., 1974. – Т. LXXII. – С. 5–25.

28.   Незнанов Н.Г., Акименко М.А., Коцюбинский А.П. Школа В.М. Бехтерева: от психоневрологии к биопсихосоциальной парадигме. – СПб.: ВВМ, 2007. – 248 с.

29.   Никифоров Г.С. Психология здоровья: учебник для вузов / под ред. Г.С. Никифорова. – СПб.: Питер, 2006. – 607 с.

30.   Николаева В.В., Арина Г.А. Клинико-психологические проблемы психологии  телесности  //  Психологический  журнал.  – 2003. – Т. 24. – № 1. – С. 119–126.

31.   Нуллер Ю.Л. О парадигме в психиатрии // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 1991. – № 4. – С. 5–13.

32.   Пограничная психическая патология в общемедицинской практике / под редакцией А.Б. Смулевича. – Москва: Русский врач, 2000. – 160 с.

33.   Шизофрения: уязвимость – диатез – стресс – заболевание / А.П. Коцюбинский, А.И. Скорик, И.О. Аксенова [и др.] – СПб.: Гиппократ+, 2004. – 336 с.

34.   Andrewes D.G. Neuropsychology: From theory to practice. – Hove, East Sussex: Psychology Press, 2001.

35.   Engel G.L. The clinical application of the biopsychosocial model // American journal of psychiatry. – 1980. – Vol. 137. – № 5. – P. 535–544.

36.   Wasserman L., Trifonova E. Diabetes Mellitus as a Model of Psychosomatic and Somatopsychic Interrelationships // Spanish Journal of Psychology. – 2006. – Vol. 9. – Р. 75–85.

 

 

Ссылка для цитирования

Вассерман Л.И., Щелкова О.Ю., Дубинина Е.А. Медицинская психодиагностика: современная методология исследования и интеграционные процессы в психологии и медицине // Медицинская психология  в  России:  электрон. науч. журн. – 2014. – N 4(27) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player